Цкаевгейт-8

27.03.2019 Gradus Pro

Из свидетелей в обвиняемые

На пятом заседании по «делу Цкаева» стало ясно, что количество обвиняемых может увеличиться — на скамье подсудимых могут оказаться некоторые свидетели. По крайней мере, Земфира Цкаева не исключила подобной возможности.

В целом шестичасовое заседание в Ленинском суде Владикавказа не отличалось от предыдущих: в основном свидетели ссылались на плохую память и просят ориентироваться на показания, которые давали следователям непосредственно спустя несколько дней после смерти Владимира Цкаева 1 ноября 2015 года. Однако

Алан Хетеев, работавший тогда водителем «Скорой помощи», попросил диспетчера побыстрее прислать машину на вызов «на Бутырина» (в тот день Хетеев не работал). Ни имени пострадавшего, ни точной причины вызова Хетеев сообщить не смог. Из зачитанный судьей показаний водителя исходило, что с просьбой к работнику «Скорой» обратился сотрудник МВД Олег Тотиков, приходившийся Хетееву соседом.

Странным Анжелике Сикоевой — адвокату Земфиры Цкаевой — показалось, что сначала Хетеев говорил, что с просьбой «поторопить Скорую» обратились родственника Владимира Цкаева.

Хетеев пояснил, что во время допроса в Следственном комитете действительно не мог вспомнить и перебирал варианты, но распечатка телефонных звонков дала точный ответ — звонил Олег Тотиков.

***

Следующий свидетель — Илья Цховребов, работающий сейчас в Управлении уголовного розыска МВД Северной Осетии, в ноябре 2015 года входил в спецгруппу, которая занималась расследованием угона автомобилей. Группа располагалась в здании Иристонского отдела полиции.

Цховребов сразу стал ссылаться на давность событий и попросил зачитать протокол допроса в Следственном комитете.

На попытки судьи Олега Ачеева и прокурора разговорить свидетеля, как мантра, повторялось нетленное «не помню».

— Вы — оперативный сотрудник, с высшим юридическим образованием и не помните, «была ли Скорая»? — иронично спросил судья.

Из основных моментов зачитанного допроса выделим следующее: никаких шумов и криков из кабинета не слышал, видел лежащего в коридоре на носилках Владимира Цкаева, не запомнил никаких подробностей (травм, внешнего вида); по просьбе руководителя спецгруппы Казбека Казбекова отправился в РКБ сопровождать машину «Скорой помощи». В больнице оперативник провел примерно час.

Особенности памяти окончательно возмутили адвоката, когда Илья Цховребов вспомнил, что попросил сигарету у Цомаева (один из подсудимых — прим.).

— Неужели такой рядовой случай, что Вы не помните лежащего на носилках человека? Не помните, видели ли машину «Скорой помощи». Зато как просили сигарету и о чем общались с Цомаевым — помните.

***

Аналогичной тактики амнезии придерживался и другой сотрудник Александр Цховребов, также работавший в спецгруппе по угнанным автомобилям. Александр Цховребов непосредственно помогал нести носилки до кареты «Скорой помощи», но деталей состояния Цкаева вспомнить не смог.

Потерпевшая сторона задала логичный вопрос — какая необходимость привлекать сотрудников другого отдела, чтобы спустить носилки к машине.

— Гражданский долг, — ответил А. Цховребов и добавил, что попросили врачи.

Смутила Анжелику Сикоеву и дата допроса — время визита к следователям Александра и Ильи Цховребовых полностью совпадают. Илья Цховребов опроверг данное предположение.

Из показаний Александра Цховребова следователю: «Задержанный лежал на диване. Насколько я помню, глаза у него были открыты, он не разговаривал. Я заметил под глазом синяк, других видимых повреждений не заметил, повреждений на голове не видел. Другие части тела были закрыты одеждой».

***

Допрос действующего сотрудника МВД Северной Осетии Алана Дзилихова, который привез в отделение полиции знакомую медсестру Оксану Цакоеву (допрашивалась на предыдущем заседании) ДО вызова «Скорой помощи», оказался наиболее информативным и эмоциональным.

В отличие от коллег, Дзилихов не стал ссылаться на плохую память и подробно отвечал на вопросы гособвинителя об обстоятельствах ночи 31 октября 2015 года. Правда, в ряде принципиальных случаев, например, о состоянии Цкаева, ответить тоже затруднялся. Если подводила память, Дзилихов предлагал посмотреть записи с камер видеоонаблюдения, установленных в отделении полиции и в Республиканской клинической больнице. В частности, Дзилихов был одним из полицейских, посетивших раненного ОМОНовца Ролана Плиева (по подозрению в ранении Плиева и задержали Владимира Цкаева — прим.).

Но основные вопросы Земфиры Цкаевой касались того, что Алан Дзилихов вызвал знакомому медсестру до приезда «Скорой помощи».

Цкаева считает, что потраченное время могло сказаться на шансах Владимира Цкаева.

Из допроса Алана Дзилихова

— Какие основания и права у вас были, чтобы оказывать профессиональную медицинскую помощь задержанному?

— Даже если вернуть время назад и мне бы сказали, что тебя посадят, я бы ее [Цакоеву] и двоих-троих людей еще привез, даже если один из миллиона шанс был бы помочь, я бы постарался помочь. Я хотя бы что-то попытался сделать.

— Ты скрывал преступление. Ты понесешь ответственность уголовную.

— Я буду… Я сяду. По-человечески я хотя бы сделал, что смог, постарался помочь.

— Ситихова (один из обвиняемых, начальник отдела уголовного розыска в Иристонском отделе в октябре 2015 года — прим.) вы видели в тот день?

— Не помню. Ситохов вообще, по-моему, вечером только пришел.

— Разговор о том, что нельзя вызвать «Скорую помощь», потому что у всех будут крупные неприятности, вы не слышали?

— Я понял, о чем вы говорите. Это разговор, о котором говорит Земфира. Я, может быть, сказал подобное. Я был на него злой и поэтому оговорил Ситохова. Я ляпнул со зла. Это не допрос был, это беседа была моя личная.

— Какое вы имели право привозить туда человека [медсестру]? Если бы вы хотели оказать помощь, вы бы его [Цкаева] посадили в машину и отвезли в реанимационное отделение? А не покрывали бы это убийство.

— Откуда я знаю, что с ним? Может, его нельзя вообще трогать.

— Вы отняли у него несколько часов жизни. Это сокрытием называется. Если бы вы хотели оказать помощь, вы бы его взяли на руки всем своим отделом и отвезли в реанимации вовремя. А не цитировали бы Ситохова «если мы сюда вызовем, здесь нам сейчас будет…»

— В здании МВД вы видели военно-полевой телефон (используется для пыток током — прим.)?

— Нет, у меня не было никогда. И в дежурке тоже не видел, не знаю.

logo_gradus_newЗемфира Цкаева не исключает, что инициирует возбуждение уголовного дела в отношении Алана Дзилихова. К ответственности потерпевшая собирается призвать врачей и судмедэкспертов.

Много вопросов, к примеру, к врачу «Скорой» Фузе Цагараевой, которая оказывала первую помощь Владимиру Цкаеву в отделении. Три вызова в суд свидетель проигнорировала. Не исключено, что доктора придется доставить на заседание суда принудительно.

Процесс продолжится в пятницу.

*Черным выделены вопросы судьи, прокурора и Земфиры Цкаевой.

**Красным выделены цитаты Земфиры Цкаевой.

______________________________________________________________________________________________________________________

Владимир Цкаев погиб после допроса в Иристонском отделении полиции Владикавказа. Согласно данным экспертизы смерть вызвана механической асфиксией.

Как следует из обвинительного заключения прокурора, Цкаеву перекрывали кислород при помощи пакетов и скотча, от удушья он неоднократно терял сознание.

Согласно официальной версии, смерть наступила 1 ноября 2015 года в реанимационном отделение РКБ. Между тем, вдова погибшего Земфира Цкаева уверена, что ее супруг умер в отделе, а в больницу его уже привезли мертвым.

Никто из подсудимых своей вины не признал, по делу проходит 10 бывших сотрудников полиции: Георгий Цомаев, Шота Майсурадзе, Алан Хохоев, Сослан Ситохов, Азамат Валиев, Алан Бигаев, Спартак Бузоев, Владимир Датиев, Олег Дзампаев, Азамат Цугкиев.

Материалы по теме:

Цкаевгейт-3

Цкаевгейт-4

Цкаевгейт-5

Цкаевгейт-6

Цкаевгейт-7

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
22.08.2019

Родственники уверены в невиновности обвиняемого во взяточничестве сотрудника Прокуратуры Сослана Созанова

Надоело платить за то, чего нет, и никто не знает, когда настанет обещанное, светлое безмусорное будущее

Почему дело Цкаева переносили 22 раза?

Как кинуть бюджет на 12 миллионов, чтобы тебе ничего не было

Тревожная статистика — лишь 5,5% опрошенных доверяют депутатам Владикавказа

ПРО историко-культурные беды Владикавказа

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: