Туманность Планетария

Уже многие годы жители Владикавказа врут друг другу. Когда, например, говорят: «Я живу в районе планетария». Или когда едут в паспортный стол, а таксисту указывают: «До планетария». Планетарий как бы есть. Но его уже нет. И давно.

Об этом всеобщем лукавстве горожан я, к сожалению, впервые серьезно задумался только неделю назад, когда со своими коллегами из ГТРК «Алания,» пытался обратить внимание на затопление здания.   О том, как и кто ликвидировал аварию, Gradus.pro писал здесь.

В ту ночь в темном и заброшенном здании планетария, пока аварийная служба пыталась устранить течь из пожарного гидранта, я вспомнил о том, что когда-то в детстве  выбрал себе странную и не до конца понятную (как для взрослых, так и для себя) профессию астронома. Ради осуществления своей мечты приходилось иногда жертвовать уроками в школе: почему-то мне казалось, что в обычные будни в планетарии проходят сеансы более серьезные, чем во время  коллективного  похода любознательных пионеров и октябрят. Но, наблюдая картину восхода солнца над Орджоникидзе, я всегда забывал о том, что видел этот сеанс уже десятки раз.

планетарий6

Детство кончилось. Астрономом я не стал, но уходя из разграбленного и оскверненного здания, я пообещал себе разобраться в том, почему «закончился» планетарий моего детства. Сразу скажу, что обещание свое я не смог выполнить. Но обо всем по порядку.

О будущем планетария говорят уже 20 лет. Все началось с того, что Президент Северной Осетии Ахсарбек Галазов, вслед за несколькими нормативными актами ельцинского правительства,  выносит в 1994 году постановление о передаче здания планетария национально-культурному обществу «Азери».  Все вроде бы логично на тот момент: по всей стране культовые сооружения передавались религиозным обществам и организациям.

Планетарий, вернее, мечеть  была построена в 70-е годы XIX века на средства персидской диаспоры, проживающей во Владикавказе. И хоть в то время в мечеть приходили молиться все мусульмане, за ней закрепилось название «шиитская» (или персидская).

планетарий8

Вот и решили в 1994 году передать здание азербайджанскому обществу, однако, оказалось, решение первого Президента Северной Осетии так и осталось на бумаге.

Главная беда в России – невыполнение законов, – говорит заместитель председателя азербайджанского национально-культурного общества «Азери» Муртуз Гюлмамедов.   У нас до сих пор гдето хранится указ Галазова, который потом вдруг почему-то не исполнили. Говорили, что здание, якобы, передали в собственность городских властей.  Одним словом, крутили-крутили, но мы ничего не получили.

Наше общество  до конца 90-х годов обращалось к властям, чтобы на законных основаниях передали здание под нашу ответственность.  Когда просили, мы давали обещание, что будем его сохранять на свои средства. А сейчас это здание почти разрушено, туда надо вкладывать огромные средства, чтобы  привести его в порядок. У нас нет таких денег, поэтому мы не сможем это сделать и  этот вопрос уже не поднимаем.

Подтвердила факт существования документа, подписанного Галазовым, и заместитель председателя Комитета по охране и сохранению объектов культурного наследия РСО-А Людмила Чехоева. Она же рассказала, что планетарий не является  памятником архитектуры ни регионального, ни федерального значения. Вообще, существует три категории памятников: регионального, местного и федерального значения.  Но есть еще так называемые выявленные памятники. Это, по сути, «зависшие» исторические  объекты, которым не присуждена ни одна из существующих категорий. В Северной Осетии таких – свыше тысячи.

Планетарий, к сожалению, на данный момент не является чьей-либо собственностью. Двадцать лет это здание висит в воздухе. Получилась такая коллизия: передать его передали, а принять — не приняли. По логике, оно должно  находиться в государственном имуществе республики, – считает Людмила Чехоева.

– Но не бывает ничьих памятников. Скорее всего, не перейдя на баланс той организации, которой оно было передано указом Галазова, оно осталось на балансе республики. Сейчас наш комитет как раз и занимается работой по выявлению собственников памятников не только шиитской мечети. У нас много памятников, у которых нет собственников и пользователей. И главная проблема в том, что не с кем заключить договор об охранных обязательствах. То есть, не с кого спросить. Позиция Комитета чтобы каждый памятник обрел своего собственника и пользователя. Принять на себя обязательства по сохранению памятника должен человек, который является хозяином здания.

Мы тоже думали, как Людмила Чехоева: раз здание де-факто не было передано «Азери», значит, оно по-прежнему должно иметь статус республиканского имущества. Но, как оказалось, не стоит искать логики там, где ее нет.

Министр государственного имущества и земельных отношений Казбек Фидаров, тот самый, который лично спасал планетарий от наводнения,  опроверг факт нахождения здания на республиканском балансе. Еще в ту авральную ночь он заявил, что планетарий  пока является городским имуществом. Была, по его словам, попытка передачи здания планетария в республиканскую собственность, однако, из-за того, что у АМС Владикавказа нет оформленных прав на собственность, Минимущество  не может завершить процедуру передачи здания. Тогда же министр попросил несколько дней для того, чтобы прояснить ситуацию и поставить вопрос перед председателем Правительства Сергеем Такоевым. Спустя назначенное время, Казбек Фидаров дал следующий комментарий Gradus.pro и ГТРК «Алания»:

Я понимаю беспокойство жителей из-за того, что здание находится уже несколько лет в таком состоянии. Мы тоже стараемся решить эту проблему. Правительством республики совместно с АМС Владикавказа подготовлены постановления о передаче этого здания из муниципальной собственности в республиканскую. Соответствующие акты приема-передачи мы подготовили, но в процессе оформления документов выяснилось, что здание за муниципалитетами не закреплено, то есть, у города Владикавказа право собственности на этот объект отсутствует – нет свидетельства о регистрации. Поэтому мы направили в мэрию города письмо с предложением должным образом оформить здание, и после этого мы готовы его принять. Я так думаю, АМС занимается этим вопросом.

О дальнейшей судьбе планетария я вам не смогу сказать, уже Правительство будет определяться в этом вопросе. Наше дело – принять, сохранить, привести здание в порядок. Пока мы хотим  временно закрыть водопровод, чтобы больше не было утечек, а в течение лета вопрос решится.

И тут начинается самое интересное. АМС Владикавказа предоставило нам 2 документа: Решение Собрания представителей г. Владикавказа  и Акт приема-передачи имущества из муниципальной собственности в государственную собственность РСО-Алания.

АМСАМС1

Мы, конечно, можем не разбираться в юридических тонкостях, но можем читать то, что написано черным по белому: «…О. Урумов передал из муниципальной собственности, а В. Дауев принял в государственную собственность РСОА….» Стоят гербовые печати, документы подписаны главой АМС Сергеем Дзантиевым и министром имущественных отношений РСО-А на тот момент Олегом Хубаевым. Так почему же тогда планетарий считается и, что самое главное,  является бесхозным?

В АМС города не скрывают факта отсутствия свидетельства о регистрации на здание, но считают, что заниматься оформлением этого документа  после подписания Акта приема-передачи  должно Минимущество. Сделать это можно двумя способами: обращением в Регистрационную палату или через суд.

Пока власти различных уровней играют в бюрократический пинг-понг, планетарий разрушается. И тупо разграбляется. Год назад  блогер Сергей Агаев   стал свидетелем последнего (http://seregaagaev.livejournal.com/16325.html)

К слову сказать, этот факт вандализма не остался незамеченным властями. По словам директора республиканского госучреждения «Наследие Алании» Людмилы Габоевой, именно в это время к ней обратились  для составления акта о техническом состоянии из Правительства республики.  Была создана рабочая группа, в которую вошли бывшие работники планетария, архитекторы, представители Комитета по охране и сохранению объектов культурного наследия. И такой акт был составлен.

Состав группы был обусловлен поставленной задачей: подготовка проектных предложений по устройству в здании нового планетария, отвечающего современным требованиям. То, что мы увидели, нас потрясло! говорит Людмила Габоева. –  Часть внутренних перегородок разрушена, внутренние инженерные коммуникации в аварийном состоянии, водопроводные трубы протекали, отопительная система полностью разрушена.  В одном из помещений текла вода, вследствие чего происходит намокание несущей стены, нарушена целостность покрытия купола. По словам ошеломленных бывших сотрудников, еще месяц назад ситуация была иной. В ходе разговора с представителями Минкульта, удалось выяснить, что в начале марта 2013 года неустановленными лицами были взломаны входные двери, и тогда работники Минкульта вынуждены были их заколотить, чтобы хотя бы временно пресечь свободный доступ в здание. Я тогда, если честно, боялась поджога, как в Доме офицеров. Все это мы отразили в своем документе и просили Правительство принять комплекс мер по защите памятника, в том числе, и обратиться в МВД для организации охраны здания в ночное время. Я была уверена, что за это время хотя бы решат вопрос с водопроводом.

Судя по тому, что ровно через год планетарий пришлось опять спасать от наводнения, Людмила Габоева и ее коллеги тогда со слезами на глазах занимались  сизифовым трудом.

Там был грабеж. Я видела, как плакали бывшие работники планетария во время составления акта.  Ошибка была совершена тогда, когда, не подумав о том, где будет планетарий и  где дети будут размышлять о Вселенной, его взяли и закрыли. А потом разгромили. Я не знаю, кто стоял за этими решениями, и чем они руководствовались, – продолжает Людмила Габоева.

Прояснила она и тот факт, почему такое историческое здание, как планетарий, не является «полноценным» памятником архитектуры:

Здание представляет настоящее историко-культурное значение. Но у нас очень многие интересные и значимые объекты не стоят на государственной охране. Потому что списки, перечень объектов формировались в 60-е годы, в 1974 году, а потом у нас оказалась дыра. Планетарий спокойно «тянет» на статус памятника регионального значения, но просто никто не удосужился этим заниматься в те годы.

Сейчас эта работа ведется Комитетом, но там есть масса сложностей.  В 2002 году вышел закон, который значительно усложнил эту процедуру: новая документация, нужны экспертизы, а экспертов аттестует Минкульт России. У нас в республике до сих пор почему-то никто не аттестован. За это нужно еще и платить, таким образом, у нас в городе скопились десятки «промежуточных»  выявленных объектов.

Людмила Габоева не раз и не два, словом и делом доказывала свою обеспокоенность за памятники истории и архитектуры.  И она точно знает, кто и что для этого нужно делать:

Будировать надо органы исполнительной власти, которые ответственны за это и которые должны сделать все, чтобы у нас было больше памятников архитектуры с полноценным статусом. Впрочем, иногда даже статус не спасает…  И я сейчас не о власти говорю. Все должны понимать, что  наши памятники дают нам духовную силу и сохраняют уважение к нашей истории.  Когда строили эти высотки на Набережной, мы предлагали горожанам выйти и выразить свое отношение к этому, но никто же не вышел. А так нельзя — бросать на кого-то всю ответственность, а самим со стороны пассивно наблюдать…

Мы разговаривали со многими в эти дни, задавая один и тот же вопрос: кому должно принадлежать здание и что там должно находиться? И все в унисон предлагали два варианта: или планетарий, или мечеть. Главное, чтобы у исторического памятника был хозяин. Правда, говоря о возможности передачи его мусульманам, большинство чиновников делали оговорку, мол, вы же понимаете, что это тонкий вопрос. То ли в силу собственного оптимизма, то ли из-за осознания личной профессиональной неудачи – выяснить ситуацию вокруг планетария, у меня родилось одно предположение. Если нормативные акты  ельцинского правительства никто не отменял, то получается, что в случае определения хозяина здания, оно должно будет передано мусульманской общине.  Косвенно эту версию подтверждает и факт отсутствия  у планетария статуса памятника, поскольку в Порядке передачи имущества религиозным организациям говорится о памятниках, находящихся под охраной государства. И если этот исторический вопрос решается уже 20 лет, то, может быть, выяснение хозяина не так уж и необходимо? Примерно об этом же мне говорил и муфтий Северной Осетии Хаджимурат Гацалов:

Я вижу тут две составляющие.  Во-первых,  это отношение к религии и, в первую очередь, к исламу. В передаче планетария мусульманам видят опасность для города. Я отвечаю, что никакой опасности нет, все под контролем ДУМСО. И именно, чтобы избежать этих кривотолков, мы предлагаем там создать культурный центр, а не просто мечеть. Вторая составляющая – сделать все, чтобы это здание невозможно было сохранить и снести его.  Место же лакомое, центр города, почему бы там не построить очередной ресторан?

В тоже время, по словам муфтия, несмотря на такое настороженное отношение, чиновники неоднократно обращались к мусульманской общине за помощью в приведении порядка в заброшенном здании:

Я даже не хочу говорить, что там было! Ночной притон какой-то.  Мы все почистили, закрыли. Но потом здание опять вскрыли. Мы повторно все почистили и уже заколотили двери. Там протекал водопровод, мы его перекрыли, как смогли. Здание все сырое. Оно и понятно: там, где никто не живет, помещение приходит в упадок. Я считаю разрушение этого памятника архитектуры и истории Владикавказа преступлением. И считаю, что ему срочно нужно обрести хозяев.

О будущем здания Хаджимурат Гацалов неоднократно говорил не только с местными властями, но поднимал эту тему даже в Администрации Президента РФ.

– В прошлом году этот вопрос поднимался на совещании в Администрации Президента РФ. И я тогда предложил сделать там исламский культурный центр, при котором можно было создать лабораторию, экспозицию истории религии Осетии, базу для научных исследований для наших ученых.  Я считаю, что это отличное применение для этого прекрасного здания. Мы бы изыскали финансовые средства для реставрации и ремонта здания. Нам обещали вернуть здание и глава республики, и Министерство культуры. Но, по не понятным причинам, этот процесс затягивается,  говорит муфтий Северной Осетии.

О планетарии все эти дни я говорил не только с чиновниками, но и с простыми жителями города. И каждый рассказал свою историю, связанную с этим местом. Кто-то на сеансе в планетарии тщетно искал свой дом в панораме города, которая была изображена на куполе. А кому-то планетарий запомнился первым поцелуем. Узнал я и о таком любопытном факте: директором планетария в одно время был Александр Тотоонов, являющийся сегодня сенатором от Северной Осетии. Мы не могли упустить такой факт из виду и написали ему обращение с просьбой вмешаться в ситуацию и помочь сохранить памятник истории и архитектуры.

Кроме того, просим Прокуратуру Северной Осетии считать данный материал поводом для начала проверки на предмет определения собственника здания планетария и исполнения законодательства в области защиты объектов культурного наследия.

У 20-летней эпопеи когда-то же должен быть конец?! И очень  хочется  не верить досужим разговорам о том, что если звезды кто-то «выключает», значит, это кому-то нужно…

И еще. Просим комментаторов при обсуждении статьи помнить о нашем запрете на религиозную  тему. Понятно, что в данном случае сложно обойти ее совсем стороной, но помните, пожалуйста, что этот материал, прежде всего, о памятнике архитектуры, а не о религии. Надеемся на корректность суждений наших читателей.

Gradus.pro благодарит блогеров http://seregaagaev.livejournal.com/16325.html и http://oldvladikavkaz.livejournal.com/129580.html за фото и неравнодушие.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

«Мусорный» оператор просит подождать и обещает перемены к лучшему

Знаменитый тренер Анатолий Маргиев о турнире в Китае и шансах осетинских вольников на Олимпиаду в Токио

Подсудимые отказались давать показания и снова настаивают на закрытом процессе

Учителя 21 века: безмолвные, загнанные, перегруженные

08.10.2019

Председатель комитета по охране и использованию объектов культурного наследия Эмилия Агаева о сложностях борьбы за историю

Во Владикавказе основан борцовский клуб «Братья Таймазовы»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: