Твори добро?

В Москве продолжается скандальный процесс над Георгием Гуевым, который обвиняется в финансировании терроризма в размере… 7000 рублей

Дело Георгия Гуева, обвиняемого в финансировании терроризма, подходит к завершающей стадии. На последнем заседании выступили четыре свидетеля защиты.

Второй Западный окружной военный суд Москвы уже допросил единственного свидетеля обвинения и закончил слушать свидетелей защиты.

Все обвинение строится исключительно на показаниях женщины, которая и сама сейчас находится под следствием. Все остальное – экспертизы, показания других свидетелей и факты — говорит о невиновности молодого человека.

Последнее заседание (или как модно говорить – крайнее) состоялось накануне. В защиту Гуева выступили двое парней, которые посещали с ним мечеть.

— Они засвидетельствовали, что в ходе общения Георгий не раз открыто выражал свои взгляды, в которых он придерживался традиционного ислама. Ориентиром для него служил имам московской мечети Шамиль Аляутдинов, — рассказывает адвокат Георгия Гуева Умалат Сайгитов.

По словам Сайгитова, Гуев неоднократно обсуждал ситуации из политической жизни с другими прихожанами мечети и всегда высказывал свое неодобрение террористической деятельностью, что и подтвердили на суде свидетели.

Также как свидетель защиты выступила мать Георгия, которая рассказала о том, что культура благотворительности воспитывалась в нем еще с детства, — вспоминает Сайгитов. – Его родители всегда отправляли деньги родственникам, знакомым. Она и сама неоднократно отправляла деньги Георгию, помогая ему с арендной платой за квартиру.

Здесь у суда возникли вопросы: ведь если у него не хватало денег за квартиру, как он мог еще заниматься благотворительностью?Правда, этот вопрос выяснился на месте: в месяц Гуев тратил на благотворительность около 500 рублей. Однако в случае, который фигурирует в материалах дела, сумма больше – около 3000. Как пояснила защита Гуева, дело в том, что буквально накануне он получил на работе премию в размере 100 тысяч рублей, и часть этих денег решил отправить на рытье колодцев в Африке.

— Кроме всего прочего, мать сообщила суду, что сама является пострадавшей в теракте, а сам Георгий неоднократно ездил в Беслан вместе с друзьями, чтобы возложить цветы, — рассказывает Сайгитов.

Последним свидетелем защиты стал блогер Алихан Хоранов. Переписка с ним фигурирует в материалах уголовного дела.

— В одном из групповых чатов осетины-мусульмане обсуждали ислам и благотворительность, — рассказывает Сайгитов. — В переписке шла речь о том, что муллы в селах занимаются своим делом на добровольной основе. Алихан предлагал регулярно им помогать. Они решили создать площадку, чтобы помогать детям мусульманских деятелей, а вместе с ними и другим нуждающимся детям готовиться к экзаменам и поступать в университеты. Теперь это называется финансированием терроризма.

Также на суде обсудили еще одну тему переписки, в которой Георгий Гуев выразил одобрение тому факту, что кто-то принял ислам. В материалах дела сказано, что «возможно, речь идет о вербовке».

— Нельзя вербовать в ислам. Вербовка – это привлечение к совершению противоправных действий, — объясняет Сайгитов.

Сейчас сторона защиты настаивает на допросе еще одного свидетеля. Он уже допрашивался на стадии предварительного следствия, однако суд не спешит его вызывать.

Тем не менее, по мнению защиты, этот свидетель может стать самым важным: речь идет о муже единственной свидетельницы обвинения.

В ходе следствия он дал показания о том, что она проходила лечение в психиатрической больнице и принимает наркотические средства. Во время допроса в ходе судебного заведения она эти факты скрыла.

— Не обязательно даже вызывать его на допрос. Мы просим, чтобы его показания хотя бы были оглашены, — утверждает Сайгитов.

Следующее заседание назначено на 31 августа. На нем могут уже начаться прения сторон, если последний свидетель не будет вызван в суд.

Это дело особенное тем, что показаний одного свидетеля достаточно, чтобы признать человека террористом, — рассуждает Сайгитов. — По делам о терроризме оправдательные приговоры, мягко говоря, редки. Но, конечно, мы надеемся на положительный исход.

***

По версии следствия, Георгий Гуев перевел 7200 рублей на «развитие терроризма». По версии защиты, эти деньги предназначались на строительство колодцев в Африке (на сайтах, которые призывали помочь жителям Африки, отсутствовала любая информация о том, что эти деньги могут быть как-то связаны с запрещенными в России организациями). Вместе с Гуевым, по словам свидетеля обвинения, деньги перевели около тысячи человек, среди которых Рамзан Кадыров, Юнус-Бек Евкуров, Хабиб Нурмагомедов.

28-летний Георгий Гуев – выпускник Российского экономического университета имени Плеханова в Москве. Он был задержан в мае 2019 года. Изначально следствие утверждало, что он перевел на счет террористических организаций 50 млн рублей, однако в обвинительном заключении эта сумма уменьшилась до 7200 рублей.

Георгий обвиняется по ч.1 ст. 205.1 УК РФ (содействие террористической деятельности в форме финансирования). Ему грозит от 5 до 10 лет лишения свободы. В июне арест ему был продлен на шесть месяцев.

В мае в защиту Гуева выступила широкая общественность, организация «Матери Беслана». Женщины направили письмо на имя генпрокурора РФ Игоря Краснова с просьбой обратить внимание на это дело.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

PRO детали аферы Дзантиева, когда власти Владикавказа сами у себя купили недвижимость за 30 млн

Во Владикавказе открылся Центр ядерной медицины

PRO неприкасаемых чиновников, или самый гуманный суд Северной Осетии

В Осетии восстанавливают краснокнижных животных, однако некоторые уже утеряны навсегда

07.09.2020

Во Владикавказе создают очередную «Карту доступности» для маломобильных граждан

05.09.2020

Министр здравоохранения Северной Осетии о новой вспышке Covid-19

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: