Упсс… замахнулись на Вильяма нашего

Сходу отвергаю два возможных упрека: в непрофессионализме и в ангажированности (тут вам придется поверить на слово)

Все остальные возможные претензии: в отсутствии вкуса; в том, что не доросла; в поверхностном понимании местного менталитета и так далее – принимаю без сопротивления, потому что сама очень хотела бы ошибаться.

И еще подчеркну в очередной раз: восприятие произведения искусства сугубо субъективно и НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНЫМ, так что все сказанное – мое личное мнение, не более того.

Есть люди, которые продуцируют идеи. Есть люди, которые умеют воплощать их в жизнь. Иногда (Редко!) это сочетается в одном человеке, но чаще – в разных. И тут важно, чтобы генератор нашел воплотителя, превращателя мечты в реальность. У меня есть ощущение, что Ален Маратра, режиссер спектакля «Двенадцатая ночь», создатель идей, своего «реализатора» не встретил, поэтому гениальные его задумки не обрели земного притяжения.

В основе спектакля, как я это поняла, — приписываемая Шекспиру глобальная теория о том, что мир – театр, а люди в нем – актеры. На самом деле, это знали еще в античной Греции, но все, что случилось в мире после античности, особенно в искусстве, может быть названо лишь комментарием к порожденным в древней Греции и в древнем Риме типам культуры (Эта мысль принадлежит Мерабу Мамардашвили). А Шекспир озвучил идею мира как театра так, что авторство принадлежит ему. Заслуженно.

Итак, весь мир – театр. Именно поэтому режиссер убирает занавес в качестве разделительной преграды между зрителями и актерами; именно поэтому существенная часть сценического действия переносится в зрительный зал; именно поэтому расширяется, углубляется сцена, чтобы создать как можно более ПРОСТОРНОЕ ПРОСТРАНСТВО, в котором люди – актеры, а актеры – просто люди. Я такого нигде еще не видела, и это абсолютно великолепно.

Уникальное удивление вызвала идея присутствия на сцене королевы. Спектакль будто играется не только для зрителей-соучастников, но и немножко для нее.

И еще из важного – чистота, прозрачность, невинность декораций, которая вносит в спектакль так модный сейчас (В данном случае я – за!) лаконизм.

Мне еще невероятно понравилось музыкальное сопровождение. Живое исполнение – это всегда огромный плюс. Любой спектакль представит вам мир, где сосуществуют литература, музыка, живопись, множество ремесел высокого класса, плюс искусство актерского перевоплощения, объединяющее все остальные элементы. Но могущество музыки в театре по степени воздействия на воспринимающую сторону носит почти аморальный характер, музыка может все перевернуть с ног на голову, особенно когда не хватает качества других элементов спектакля. В хорошей режиссуре всё со всем связано, всё гармонично. «Двенадцатой ночи» не хватило гармонии. Но музыка была так великолепна, что можно было бы простить многие недочеты, только не такие конструктивно важные, как те, о которых пойдет речь дальше.

И теперь я ставлю НО. Масштабное, перекрывающее все, что уже сказано, разрушающее великолепные задумки. В ноль практически разрушающее.

Понимаете, если королева присутствует на сцене, об этом нельзя забывать. Поначалу перед ней некоторые персонажи кланялись, но потом позволяли себе вольности: например, поворачивались к ней спиной, игнорировали ее, не учитывали ее статуса. А ведь это можно было так обыграть! Взаимодействовать с ней и представителями ее свиты, включать их в диалоги… Не разово, как это было сделано, а постоянно, на протяжении всего действия. Прямо спектакль в спектакле получился бы. ЕСЛИ БЫ…

Увеличенное пространство сцены тоже не сработало: оно не наполнено движением, динамикой, перемещениями… Увы. Бросалась в глаза ничем не заштрихованная пустота. Она прекрасна, но ее было слишком много. Даже «море» не обыграно на сто процентов. А оно показалось таким красивым… Пусть бы появлялось еще и еще раз, в новых вариациях.

Но и это не самое главное. Великолепную, игривую, переливающуюся всеми цветами спектра комедию Шекспира превратили в декламационный, нудный, а порой почти невыносимый спектакль. После того, что совсем недавно выТВОРяли пертозаводчане на сцене нашего театра под тем же брендом («Двенадцатая ночь» Шекспира) созданное Маратра произведение казалось совсем тусклым. Надо же было умудриться так «поработать» с остроумным текстом Шекспира!

Да, бывают спектакли, в которых зритель следит не за сюжетом, а за мыслью, потому что звучит большой и мудрый текст. Но «Двенадцатая ночь» хороша именно тем, что она – сгусток веселья и радости, чистоты и воздушности. Скука – это ловушка, западня, капкан. Вы, если Вы зритель, попались! Вы понимаете, что происходит на сцене, но почти не можете заставить себя смотреть на это. Бывает, что в этом вина автора. Но по большей части причина скуки — в работе режиссера с актерами. Возможно, в этой деятельности господина Маратра есть какой-то конструктивный дефект. Не можем же мы Шекспира обвинить, в самом деле! Тягучая, без цвета и света, усыпляющая декламация, мучительна и обидна. Она была почти совершенно лишена качественной пластической поддержки со стороны актеров, которые просто обязаны демонстрировать высокую технику владения телом, особенно в комедии. Произнесение текстов (как монологов, так и реплик в диалогах) казалось однообразным до предела: речь актеров практически не была усилена такими вещами, как характер персонажа, мотивация или чувства. Строки Шекспира строились в ряды торжественно и пышно, НО ОДИНАКОВО, исключения были так редки, что обращали на себя какое-то особенное внимание.

Я не очень высоко оценила костюмы. Конечно, они не просто богаты, а роскошны. Выполнены так, что дух захватывает. Но почему они так «разбросаны» по эпохам – не совсем очевидно. Может, Шекспир – на все времена? Может, идея о мире как театре охватывает не только пространство, но и абсолютно все пласты времени? Не могу сказать точно. Но это не убедило. Особенно не впечатлил наряд главной героини. И выбор актрисы (Эрна Езеева) не показался мне правильным: слишком взросло она выглядела на фоне юной своей коллеги (Вероника Агузарова). Такой контраст Шекспиром, по-моему, не предусмотрен. Да и не симпатично это, что уж там.

Из актеров похвалю Тамерлана Гуцати, самого юного участника спектакля: он, видимо, не успел заразиться вирусом декламационного пафоса и реально ИГРАЛ то, что ему было подарено Шекспиром и режиссером.

Видно, что в постановку вложены большие средства: костюмы, декорации, маленький ансамбль… Все смотрелось дорого, без скидок на провинциальную нищету. Мариинка, помогавшая коллегам из Владикавказа, как принято сейчас говорить, рулит!

Но скука сломала и убила все! Даже вкрапления дигорского юмора, по-моему, не очень гармоничные, но точно живые, подвижные, утонули в этой тягучей атмосфере того, что должно было бы быть комедией. Одной из лучших в мировом репертуаре, кстати.

И не могу не поворчать по поводу перевода. Во-первых, в наушниках звучал не Шекспир, а перевод на русский язык перевода с английского языка на дигорский. Зачем такие нагромождения? И в наушниках вообще редко что-то было слышно. В основном – хрипы и храпы, а иногда попискивание. Какой-то параллельный мир, что ли? Странно, что потрачено столько усилий и средств, а нормальное качество перевода никто не смог обеспечить. Не всем же в нашей республике повезло быть дигорцами…

Видимо, глобальная идея решения спектакля, даже если она великолепна, не заменяет режиссерские придумки на каждом сантиметре театрального пространства, которые создают динамику, ощущение наполненности жизнью, энергией и красотой всего того, что происходит на сцене. Монотонная декламация, может, и хороша, но точно не в комедии. И как-то надо отодвигаться от пафоса, который не просто вышел из моды, а совершенно неуместен в данном конкретном случае. И с задачей уничтожения этого рудиментарного типа актерской игры французский режиссер справиться не смог. А жаль! Очередная попытка поставить Шекспира в Осетии получилась такой, будто создатели спектакля застряли на расстоянии слышимости или видимости от своей и нашей, зрительской, мечты.

Флобер однажды сказал: «Когда я думаю, чем могла бы быть моя книга, меня невольно охватывает восторг». Вот и меня охватывает восторг, если я представляю, что можно было бы сделать из пьесы Шекспира с таким ресурсом средств и замыслов, актеров и музыкантов, который налицо в случае с дигорской трактовкой «Двенадцатой ночи». Тем более что недавно, во время гастролей театра из Петрозаводска, именно восторг был абсолютно реален. Неужели никто из создателей спектакля не видел этой абсолютно фееричной, катарсической, воистину шекспировской постановки?!

Фото — «Северная Осетия»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

О том, как без глаз и ног отстаивать свои законные права

Битаров запретил Центру занятости тратить деньги на маникюрщиц и парикмахеров

Депутаты Северной Осетии отправили в Госдуму предложения по пенсионной реформе

16.07.2018 Gradus Pro

Или как быстро инфляция съест прибавку к пенсии в 1000 рублей

Если бы Общественного совета Владикавказа не существовало, его бы стоило создать ради речей Михаила Шаталова

14.07.2018 Gradus Pro

КПРФ Северной Осетии запросит результаты голосования за повышение пенсионного возраста

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: