В депрессии

30.03.2017 Gradus Pro

Экономика Северной Осетия депрессует, но мыслит стратегически

Министр экономического развития республики Казбек Томаев рассказал «Пресс-клубу» о социально-экономической ситуации, важности сочинского форума, реанимации «Мамисона», бедах «Иристонстекла» и «Алания-Фиш», дешевых кредитах для бизнеса и надеждах на разрабатываемую стратегию развития.

— Ряд показателей социально-экономического развития, в частности, индекс промышленного и сельскохозяйственного производства, по итогам прошлого года у нас просел. Но в то же время есть показатели со знаком плюс. Немного подросла заработная плата. Да, рост небольшой, можно сказать и номинальный, но он есть. Выросли темпы ввода строительных объектов. В целом по строительству есть существенный прирост и в денежном выражении. А строительство — та отрасль, которая является лакмусовой бумагой всего состояния экономики республики. Помимо этого сравнительно небольшой показатель инфляции, в целом как и по всей стране. Практически не сократился показатель по товарообороту, торговому обороту. Это тоже, можно сказать, какой-то плюс. Есть надежда, что в последующие два года мы уже выйдем на какой-то положительный тренд.

Стратегия социально-экономического развития — документ, который принесет свои плоды через год, два, может, через 5-10 лет. Во всяком случае, мы в этом уверены, и очень сильно на это рассчитываем. И здесь есть принципиальное отличие от подобных стратегических документов – наша стратегия максимально привязана к реальности, она честная. И мы не просто ее заказали кому-то. Все правительство, министерства и ведомства принимают участие в разработке. Да мы привлекли и стороннюю организацию (причем, бюджетные средства не будут затрачены), которая поможет нам ее формализовать и претворять ее в жизнь. Где-то к концу года примем документ на заседании парламента.

Чего мы ждем от ее реализации? Вся наша деятельность направлена на одну простую вещь — чтобы жить стало лучше. Извините за пафос, но это на самом деле так. Мы хотим, чтобы стратегия дала ответ на вопрос: каким образом заставить работать те механизмы, которые приведут к появлению новых хороших инвесторов? Хотим даже строительство социальных объектов привязать к экономике и делать их там, где они нудны с точки зрения социальной необходимости и там, где они в будущем, через социальный эффект, дадут эффект экономический.

Честный отчет о социально-экономическом развитии, или по меткому выражению коллеги Тамары Бунтури, деградации, министр представил на последнем заседании правительства. Снижение промышленных темпов, сельского хозяйства, безработица. Традиционная констатация печальных фактов, разбавленных некоторыми «плюсами», и режим ожидания/надежд в отношении Стратегии развития, судьба которой в быстро меняющейся политической обстановке неизвестна. Возможно, начнут одни, а через пару лет благополучно свернут другие. Или те же, поняв, что документ не работает. Помнится, похожие стратегические труды громко анонсировались и ранее. Одно хорошо – Томаев не в розовых очках.

Зачем нужен Сочи?

— Инвестиционный форум в Сочи — современная площадка, где происходит обмен накопленным опытом. Глава республики встречался со своими коллегами из других регионов, и мы надеемся, что устные переговоры выльются и уже выливаются в конкретные договоренности с конкретным наполнением, которые в дальнейшем будут реализовываться. Нельзя сказать, что форум бесполезен. Причем, в этом году мы существенно сэкономили на его проведении в два-три раза. И цель, которую мы преследовали, была достигнута.  Представили почти 10 инвестпроектов — это не какие-то пафосные проекты,  хотя там есть и идеи с крупным финансированием. Это проекты, которые в достаточно высокой степени проработаны.

Нас упрекают в том, что подписаны три соглашения с североосетинскими производителями, дескать, зачем их надо было везти в Сочи. Но на самом деле это хорошая возможность для наших бизнесменов, инициаторов проектов посмотреть, что делают их коллеги, обменяться опытом. И самое главное — попытаться найти рынка сбыта для своей продукции.

Позиция по Сочи понятна: надо ездить, активно мелькать, встречаться, жать руки высокопоставленным чиновникам, просить, обсуждать и не жалеть взноса на участие и организацию экспозиции (хорошо хоть расходы снизили). И проекты республика повезла компактные, не виртуальные Мамисоны на миллиарды, а реально реализуемые с адекватной ценой вопроса (подробнее о представленных проектах – здесь).

Исключение составляет «уникальное» кремниевое производство – вещь скорее статусная и совершенно точно долгосрочная. Даже главный нанотехнолог страны Дмитрий Медведев заинтересовался проектом, заглянув на североосетинскую экспозицию. Но поверхностный интерес со стороны премьера, как показывает практика, совершенно ничего не означает. Точно можно гарантировать разве что эпичное «денег нет, но вы держитесь». Хотя, по словам Томаева, дело получило продолжение и обсуждалось на недавней встрече Битарова с Медведевым в Москве.

По другим представленным на форуме проектам остается только ждать, что предварительные договоренности и рамочные протоколы принесут результат. Судя по практике последних лет, рассчитывать на миллионные вливания не стоит. Особенно в кризисные времена. Инвесторов зазывают 80 с лишним регионов страны, а принципиально выгодных преференций Северная Осетия не предлагает. Снижение ставки налога на прибыль до 13,5% и освобождение от налога на имущество сверхинтересным «благоприятным климатом» назвать трудно.

Актуализируя «Мамисон»

— Пытаемся как-то реанимировать «Мамисон», который долгое время развивался, потом был законсервирован, а сейчас, как говорят в современном мире, стал мемом. В «Мамисон» вложено более двух миллиардов рублей из федерального бюджета. Как известно, в 2016 году была изменена концепция компании «Курорты Северного Кавказа», и «Мамисон» было решено отодвинуть на 2020-е годы. Но деньги были вложены в инженерную и транспортную инфраструктуру, построены опоры для линий электропередач и очень серьезная подстанция, которая практически завершена, проложен большой участок дороги. Этих денег вполне хватило бы, чтобы сделать из «Мамисона» хорошую инвестиционную площадку, ведь для появления инвестора нужен не голый пустырь и важны определенные гарантии со стороны правительства. Это, между прочим, сейчас единственный шанс получить курорт мирового уровня.

Все правительство выезжало в Ирафский район, где развивается туризм, в Алагирское ущелье, в Цей. На сегодняшний момент все эти ростки немного хаотичны. Даже руководители организаций не могут вырабатывать единую концепцию. Наша задача – выяснить, какие есть проблемы, и попытаться их решить. Помимо этого не забываем про красивое Куртатинское ущелье.  Проект компании «СТК-59» по строительству гостиницы и канатной дороги попал в программу развития Северного Кавказа до 2025 года.

Честно говоря, до того, как я приступил к работе на этой должности, у меня было несколько аморфное понимание стратегической важности туризма. А столкнувшись с реальными задачами и проанализировав показатели курортов, которые есть в СКФО, понял, что действительно есть большой потенциал. И деньги, которые республика может получить с помощью туризма, будут исчисляться серьезными суммами. 

Многострадальный курорт тоже пытаются реанимировать через Медведева. Битаров акцентировал на «Мамисоне», в который пока бесцельно вложены федеральные миллиарды, на заседании Правительственной комиссии по вопросам развития СКФО под председательством председателя правительства РФ. Медведев обещал «актуализировать». Как обычно «актуализирует» премьер, можно не напоминать. В день массовых митингов против коррупции Медведев, например, признался, что катался на лыжах. К сожалению, не в Мамисоне.

Чемоданные настроения

— «Баспик» — одно из передовых высокотехнологичных предприятий, аналогов которого у нас нет. Пытались создать условия для участия компании в программе развития СКФО, которая предполагает механизмы государственно-частного партнерства. Но «Баспика» не оказалось среди участников программы 2017 года, хотя есть все шансы принять участие в следующем году.

Что касается других предприятий военно-промышленного комплекса, вы знаете, что в советские времена они являлись локомотивами экономики, а сейчас ситуация сложная. Если говорить прямо, то предприятия на устаревшем энергоемком оборудовании производят продукцию, которая не совсем востребована современным промышленным комплексом. Где-то производят лампы для приборов ночного видения танков, которые не выпускаются уже, наверное, лет 20. И тем не менее, эти танки есть, и их необходимо обслуживать. Разработана дорожная карта, чтобы каким-то образом постараться оптимизировать ОПК. Например, Алагирский завод сопротивлений будет сейчас объединяться с «Биномом». Причем, на базе АЗС, чтобы сохранить рабочие места в районе.

Относительно ОПК можно вернуться к многочисленным публикациям «Градуса». Проблемная, спорная, архаичная отрасль, которая как чемодан без ручки — и бросить жалко и тащить тяжело.

«Иристонстекло» и «Алания-Фиш»: как дальше жить?

— Производители алкогольной продукции, минеральной воды и напитков не заказывают продукцию в «Иристонстекле» из-за устаревшего оборудования. Если бутылка не попадает под требования и стандарты, то в автоматизированных системах современных заводов она просто не сможет обрабатываться, запечатываться. Это реальные проблемы, которые мешают «Иристонстеклу» быть поставщиками. Отдельные предприятия пользуются их услугами, но серьезные передовые производства, которые у всех на слуху, покупать такую продукцию не будут. Они предпочитают заказывать качественную тару, подходящую под их требования, у других поставщиков. Обязательно встретимся с руководством и наметим шаги для выхода из кризиса.

В «Алания-Фиш» сложности связаны с учредителями. Какое-то время мы намерено не вмешивались, пока не разрешится внутренний конфликт. А какой-то момент предприятие было в состоянии банкротства. Попытаемся понять проблему и подумаем, можем ли мы чем-то помочь.

Понятно, что Минэк не может напрямую купить новое оборудование для «Иристонстекла», да и заставить производителей многочисленных вод и алкогольных напитков заказывать тару у местного производителя. Но, в конце концов, в начале года 350 работников завода были отправлены в отпуск без содержания и производство остановлено. По меркам республики довольно крупный работодатель (на «Электроцинке», к примеру, трудится чуть более 2000 человек). Существуют различные федеральные и республиканские программы, ресурсы того же Фонда микрофинансирования, которые важно использовать, чтобы, претендуя на «проекты будущего», одновременно координировать текущие проблемные активы, где есть «живые» сотрудники, а не предполагаемые в энных годах новые рабочие места, и платятся налоги здесь и сейчас.

По «Алании-Фиш», кстати, тоже некогда почетно выставлявшейся в Сочи, ситуация не менее запутанная. Благополучно дождались кризисного момента, когда достигнута точка невозврата. Колокольный звон раздавался давно, но оперативного вмешательства не последовало. А чем можно помочь на стадии развала, усугубленного конфликтом между собственниками?

Вольные цены

На самом деле цены растут всегда, у нас рыночная экономика, поэтому такие органы как министерство экономики и другие органы исполнительной власти не могут напрямую вмешиваться в процессы ценообразования. Тем более, тенденции к ценообразованию одинаковые в целом по стране. Какие-то моменты мы контролируем. Путем договоренности с хлебобулочными производителями стараемся делать так, чтобы цена на этот социально важный продукт не была завышенной.

Все государственные заказы с февраля 2017 года проходят через Минэк, и пока мы не согласуем начальную цену товара, дальше в управление по закупкам он не поступает. Пока этот механизм не начал работать, у нас бывали такие случаи, когда по документам один товар стоил 9 рублей, а после мониторинга цены оказывался существенно дешевле — 5 рублей. Первый месяц такие случаи бывали часто, но сейчас указывают объективные и соответствующие рыночным реалиям цены.

В условиях рыночной экономики требовать снижения цен, когда собственное производство удовлетворяет только минимальный процент потребностей, – утопия, на что тактично попытался намекнуть министр.

Встретимся в «Метро»

«Метро» —  узнаваемый бренд, наличие которого является индикатором нормальности экономического развития региона. Это «магазин для магазинов», предлагающий товары для дальнейшей перепродажи, не губит рядом стоящие точки. Они получают товары по минимальной цене. Наоборот, компания помогает развиваться другим. Кстати, в апреле «Метро» проведет семинар для наших производителей, которые тоже будут представлены в торговом центре.

«Градус» подробно писал о «Метро». Василий Косенко давно изложил собственный взгляд на «магазин для магазинов».

«Дешевые» деньги

— Наш фонд долгое время сталкивался с недостаточным финансированием. Причем, с федеральной стороны вообще последние годы деньги не получал, потому что ранее были накоплены долги. Часть денег, к слову, исчезла в «Банке развития региона». Естественно, это отразилось на возможности фонда реализовывать свою основную функцию по выдаче льготных кредитов.

Нами велась работа, чтобы эти показатели улучшились. Больше времени стало уделяться проверке качеству подаваемых заявок, усилилась работа по взысканию задолженности через суд с привлечением правоохранительных органов. По кредитам, выданным год-полтора назад, практически ни вопросов, ни задержек, ни отказов от выплат не возникало. И в 2017 году впервые предполагается очень серьезные вливания — планируем совместно с федеральными средствами увеличить финансирование фонда на 30 млн рублей. Буквально на днях будет первый небольшой транш в 1,5-2 миллиона, но в дальнейшем мы выйдем на обозначенную сумму. Если сравнивать с необходимыми средствами, которые нужны чтобы расшевелить экономику и удовлетворить хотя бы 100 текущих заявлений от предпринимателей, безусловно, средств недостаточно. Но это большой серьезный прорыв конкретно для фонда микрофинансирования.

Надеемся, фонд станем действенным инструментом, особенно в условиях, когда не предполагается получение прямых федеральных грантов, которые мы раньше направляли предприятиям на покрытие части их затрат. Впрочем, будут республиканские гранты для начинающих предпринимателей, правда, суммы тоже небольшие.

Наверное, лучшая новость с потихоньку умирающего пресс-клуба. Не «цепляющая» грандиозностью цифр, но позитивная для сотни заявителей, которые с нетерпением ждут недорогих займов. Возможность взять средства под 10% для мелких и средних предприятий не только шанс на развитие, а в нынешних кризисных реалиях вопрос банального выживании, сохранения бизнеса, рабочих мест и пресловутых налоговых отчислений. Здесь и производители сельхозпродукции (например, поставщики любимого многими «Молока Осетии»), и торговые точки, и представители общепита. Благодаря стабильной работе последних лет, фонду удалось снизить проблемные кредиты и показывать качественные отчеты, за которые в Москве готовы предоставлять софинансирование. 30 миллионов, конечно, не панацея, но для пары десятков предпринимателей, вынужденных влезать в кабалу с непотребными банковскими ставками, поддержка весомая.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Почему при «бесплатной медицине» надо платить за рядовые справки?

26.07.2017 Gradus Pro

Сергей Дзантиев будет объявлен в международный розыск

В погоне за обсуждением финансирования Нац ТВ из денег «Электроцинка» не заметили главного

24.07.2017 Gradus Pro

Гендиректор ТВ «Осетия-Ирыстон» Эльбрус Дзабиев о скандальном соглашении УГМК и республики

Депутаты Северной Осетии запретили Главе править больше двух сроков подряд, обсудили предельный возраст руководителей и обманутых дольщиков

Основной инстинкт — ругать наши дороги — уже выработан, но кто будет ломать стереотипы?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: