В пользу бедных

«Знал бы где упасть, соломки бы подстелил», — гласит пословица. Но, как оказалось, веками проверенная мудрость в современных реалиях дает сбой. Настолько, что падать больно даже на солому, заботливо и заблаговременно постеленную.

Один из моих друзей попал в неприятную историю. А товарища моего надо знать: тот еще рассудительный и прагматичный тип. Несколько лет назад он продал квартиру и положил деньги в банк. Да-да, в тот самый «Диг-банк», который уже и не банк. В то время мало кто слышал об АСВ, банкротстве и страховых выплатах. А мой друг знал. И потому внес деньги от продажи квартиры на три счета, которые оформил на своих ближайших родственников.

Когда рухнул БРР, друг мой даже бровью не повел: он же все просчитал. Банковские счета  его, даже с набежавшими процентами, не превышали размер максимальной страховой выплаты, то бишь, 700 тыс рублей каждый. Друг даже не расстроился, когда у «Диг-банка» отозвали лицензию. Он же знал, что через две недели государство выплатит ему его же деньги. И вот тут как раз пресловутая солома и подвела. В реестре страховых выплат мой товарищ не нашел себя. Вернее, в списке была фамилия мамы, но не было данных других двух родственников. То есть, два вклада моего друга оказались как раз в числе двух тысяч неучтенных вкладов, которые банк, что называется, «скрысил».

Сейчас ему предлагают написать заявление и ждать решения АСВ. И дальше начинается, лично для меня, непонятное: государство в лице АСВ будет по каждому вкладчику принимать решение — возвращать деньги или нет. Понятно, что АСВ в своей деятельности руководствуется фактами, а не эмоциями. Да и, судя по количеству обанкротившихся (или все же обанкроченных?) банков, у специалистов АСВ работа поставлена по накатанной. Формально они правы: банк утаил 800 млн рублей вкладов, не застраховал их, значит, и страховая выплата не положена. Немой вопрос в глазах обманутых вкладчиков — «а мы тут причем?» — ответа не предполагает. В таких случаях говорят: «вопрос нужно решать в правовом поле».

Давайте осторожно ступим на это поле и попробуем не подорваться на «минах» законодательных коллизий. Полгода, пока «Диг-банк» агонизировал, мы со своими коллегами не смогли добиться ни одного комментария, как со стороны руководства банка, так и должностных лиц Нацбанка республики. Банковский топ-менеджмент ушел в глухую оборону, в Нацбанке нас пугали сверхсекретной внутренней инструкцией Центробанка,  по которой комментировать ситуацию в кредитных учреждениях запрещено под страхом увольнения. И те, и другие в приватных беседах говорили: «Зачем панику разводить? Вам одного БРР не хватило?»

Но паника была. У самих вкладчиков, которые не могли снять свои деньги со счетов. Мне рассказывали истории, что доходило чуть ли не до лежачих голодовок в оперзалах: люди отказывались уходить без денег. Говорят, особенно настойчивые своей упертостью смогли забрать свои деньги. Впрочем, республика маленькая, и случаи вывода денег «по блату» тоже просочились в напряженную атмосферу. Ну, да ладно, как говорится ирæттæ не ‘стæм.

Важно, на мой взгляд, другое. Кто-нибудь еще верит, что Нацбанк не знал о ситуации в «Диг-банке»? Я — нет. Очевидно для меня и то, что Нацбанк не мог не заметить и 800 млн неучтенных вкладов. Впрочем, заметил или нет, все равно никуда не деться от вопросов к его руководству. Я все же надеюсь, что у Нацбанка не было специальной инструкции не замечать грубейшие нарушения в деятельности кредитного учреждения.

Идем дальше по правовому полю, осторожно так идем. Банк рухнул, АСВ обнаружило «черные» вклады. И? Кто-то слышал эхо пресс-релизов о возбуждении уголовных дел? Или правоохранители не могут до сих решить, под какую статью попадает ситуация, когда вкладчик с договором на руках по чьей-то воле тупо остается без своих денег? Или статья такая есть, но не хватает воли ее к кому-то применить?

Я не был вкладчиком «Диг-банка», но у меня к нему тоже есть личные счеты. И не только из-за обманутого  друга. Нашему журналистскому коллективу за все это время не удалось сделать полноценного материала по ситуации в банке. В день отзыва лицензии, когда у входа в банк собрались около сотни пожилых людей и десяток журналистов, им всем еще раз дали понять, кто они. В банк беспрепятственно проходили люди из крутых затонированных  машин без номеров, а народ и журналисты ждали на ступеньках, когда кто-нибудь хотя бы плюнет в их сторону. Так и не дождались.

Так что, простите  нас за то, что вместо журналистского материала вам пришлось читать эти мысли. Я понимаю, что это очередные разговоры в пользу бедных.

P.S. А мой прагматичный друг все-таки не теряет надежды и присутствия духа. Теперь он верит в созданный в России прецедент — некоторое время назад АСВ восстановил в реестре страховых выплат 700 «потерянных» вкладчиков банка «Огни Москвы». Надеюсь, «соломка» сработает со второй попытки.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

«Мусорный» оператор просит подождать и обещает перемены к лучшему

Знаменитый тренер Анатолий Маргиев о турнире в Китае и шансах осетинских вольников на Олимпиаду в Токио

Подсудимые отказались давать показания и снова настаивают на закрытом процессе

Учителя 21 века: безмолвные, загнанные, перегруженные

08.10.2019

Председатель комитета по охране и использованию объектов культурного наследия Эмилия Агаева о сложностях борьбы за историю

Во Владикавказе основан борцовский клуб «Братья Таймазовы»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: