Валико Кекишвили: Развиваться во Владикавказе в русле архитектуры нелегко

Давно хотелось сделать серию интервью с молодыми специалистами, которые обучались в вузах нашей республики. Возможно, кому-то это поможет определиться. Сегодня на повестке дня разговор с архитектором, по-моему, очень вдумчивым и талантливым. Много планов, много задумок, еще больше проблем… Но молодым свойственно преодолевать препятствия, свергать кумиров и расшатывать устои. Энергии им хватает. О плюсах и минусах своей профессии говорит мой собеседник, уже успевший воплотить в жизнь некоторые свои замыслы, но имеющий, на мой взгляд, неисчерпаемые запасы новых придумок и разработок.

Знакомьтесь, Валико Кекишвили, 26 лет, архитектор.

img_3303— Можно ли говорить о востребованности вашей профессии? Стоит идти в архитекторы?

— Да, можно. Я бы посоветовал идти в архитекторы, но сразу бы предупредил, что профессия сложная. Есть много моментов, которые в нашем городе практически невозможно реализовать. Архитектурное проектирование предполагает ряд эстетических решений, для которых наш город не готов: у нас трудно найти что-либо из необходимых материалов, тем более в наличии. Материалы надо заказывать и ждать около месяца, а то и двух. Поэтому развиваться здесь, во Владикавказе, в русле архитектуры нелегко. Я бы посоветовал молодому человеку, выбирающему профессию, строительную отрасль. Она более развита и в ней легче себя найти.

— В СКГТУ дают хорошую базу? Вы довольны уровнем образования, которое получили?

— Образование хорошее. Но даже самое замечательное образование разнится с реальной работой. В институте учат более творчески подходить к делу, а когда ты занимаешься непосредственно созданием проекта или его реализацией, то постоянно сталкиваешься с тем, что архитектору не всегда удается воплощать в жизнь свои идеи, даже самые яркие.

— Архитектура – это детская мечта?

— Нет, я бы не сказал. В детстве я больше склонялся к физике и химии и хотел быть изобретателем. Мне всегда нравилось что-то создавать и конструировать.

— Мне кажется, что архитектор должен в детстве играть в «ЛЕГО»…

— Что-то вроде того.

— Дизайнер и архитектор – это одно и то же?

— Это две разные профессии, но их можно совмещать.

— А Вы совмещаете?

— Приходится.

— Архитектура – это больше творчество или ремесло?

— В настоящее время в России это ремесло. Европейские архитекторы имеют возможность реализоваться в творческом плане, мы – почти нет.

— У Вас есть кумиры в архитектуре?

— Нет. Есть те, чьи работы мне нравятся, но одного или даже двух-трех я выделить не могу.

— Архитектура – профессия одиночек или вы группируетесь с коллегами, применяете метод мозгового штурма, перекидываете друг другу заказы?

— Создание чего-то не одной головой приводит к наилучшему результату. Одиночка может стать однообразным. Коллектив в нашем деле – очень продуктивное явление.

— Можно ли привлекать студентов к архитектурным разработкам? К примеру, разрешить выходящим на диплом ребятам что-то спроектировать реальное, нужное городу и засчитать этот проект в качестве выпускной квалификационной работы. Почему бы нет?

— Это трудно осуществить на практике. Одному человеку, тем более начинающему, трудно поднять целый проект, а коллективная деятельность не позволит оценить вклад каждого. Разделение труда в коллективе редко бывает пропорциональным, так что могут возникнуть проблемы с выставлением отметок. Проект оценивается в комплексе, а баллы надо ставить индивидуально. Это не получится совместить.

— Есть у вас любимый проект, который вы уже воплотили в реальность?

— Несколько проектов я бы назвал любимыми, но их лучше показывать, чем о них рассказывать. Один из них — тот, в котором мы находимся (это кафе «SMOKE» на улице Церетели). Но самым удачным мне кажется офисное помещение на улице Весенней. Там три этажа и подвал. Подвал и нижний этаж предназначались для охраны, второй этаж занимают экономисты, третий – юристы. Там, на мой взгляд, все получилось и по цветам, и по материалам.

— А квартиры вы делали?

— Квартиры нет, делал дома.

— Есть нереализованная любимая идея?

— Есть, но я не могу вам об этом рассказать.

— Что первично: заказ или замысел?

— Всегда заказ. Клиент дает план, дает установку, и ты исходишь из этого. По-другому у меня ни разу не случалось. Каждый объект индивидуален, поэтому ни о каких типовых идеях говорить не приходится. Идеи возникают, когда ты увидел, что нужно делать и услышал пожелания заказчика.

— А если Вы что-то сделали, придумали, предложили, а заказчику не нравится, то как вы себя ведете? Настаиваете или сдаетесь, стиснув зубы?

— Всегда нужно искать компромисс. Есть задумки, которые трудно реализовать строителям, тогда компромисс ищет архитектор. А клиент чаще всего исходит из стоимости материалов и скорости воплощения проекта в реальность. Практически никто не готов долго ждать и много платить.

— Как бы вы определили самые негативные моменты профессии?

— Самое трудное – это непонимание заказчиком того, что ты предлагаешь.

— Это борьба с клиентом или что-то другое?

— Бывает по-разному. Есть заказчики, которые доверяют твоему воображению, а есть такие, которые уже сами все придумали, и их не переубедить ни при каких обстоятельствах. Приходится с этим считаться.

Есть много архитекторов, которые не идут на компромиссы. Все зависит от уровня, на котором ты находишься в профессии. Если ты молодой начинающий специалист, у тебя еще нет имени, то тебе приходится часто или даже постоянно идти на поводу у заказчиков. Когда есть имя, то можно отказывать или более настойчиво предлагать свои решения.

— Вы болезненно переживаете, когда Ваши идеи воплощаются не совсем так, как вы предполагали?

— Да. Больно и почти оскорбительно. Такие ситуации возникают из-за того, что заказчики хотят получить результат быстро и дешево. Иногда даже окончания работы над архитектурным проектом клиент не дожидается. Спорить с заказчиком очень сложно, а иногда невозможно.

Большинство людей, которые строят или ремонтируют свое жилье, а также иные объекты вообще к архитекторам не обращаются.

— Сейчас вы над чем работаете?

— Над проектированием жилого дома и над разработкой интерьера магазина. Есть еще один незавершенный объект.

— Если бы у вас были деньги в неограниченном количестве на какой-то проект, то что бы вы сделали?

— (смеется) Это почти коммерческая тайна, но Вам я ее раскрою. Очень обширный вопрос, так что излагать придется подробно. На данный момент Владикавказу не хватает опытных рабочих и взаимодействия архитектуры со строительством. Было бы хорошо создать структуру, приходя в которую человек мог бы получить весь комплекс строительных решений. Сейчас если вы собираетесь что-то строить, у Вас возникает уйма вопросов. Вы идете к архитектору, он все проектирует, но потом надо все узаконить. Волокита с документами отнимает массу времени и сил. Потом вы ищете прораба, который будет воплощать все в реальность. Это проблема не из простых. Прораб, в свою очередь, начинает поиски рабочих. Стабильные бригады — редкость, прораб, как правило, подключает знакомых специалистов, которые свободны на момент строительства. И дальше – материалы, о чем мы уже говорили. У нас нет даже зачатков сервиса, позволяющих архитектору выяснить, какой материал есть в наличии, сколько его, можно ли его заказать и когда он «приедет». Заказывать приходится в Москве и других городах России, это очень осложняет ситуацию.

Так что если бы у меня было неограниченное количество денег, то я бы открыл предприятие, объединяющее всех, причастных к строительству, чтобы абсолютно всё, от «А» до «Я», было сосредоточено в одном месте.

— Может ли в наше кризисное время появиться что-то огромное и неординарное? Типа проектов Гауди…

— Почему нет? Конечно, может. Взять хотя бы Олимпиаду в Сочи. Создано сразу несколько очень дорогостоящих объектов. Главное – цель.

— Есть ли, на ваш взгляд, идеальная среда для проживания современного человека. Ретро или хай-тек?

— Это зависит только от конкретного человека. Любой стиль можно преподносить по-разному. Предположим, хай-тек можно сочетать с природными материалами: камнем, деревом… Мне нравится что-то придумывать. Я бы не смог жить в одном интерьере много лет. Мое настроение меняется, мои взгляды на окружающее меня пространство, соответственно, тоже. Менять абсолютно все очень дорого, но можно поменять не все: переставить мебель, купить новые интерьерные аксессуары, текстиль, да просто сменить цвет стен или других элементов пространства.

— Существуют элементы национальной архитектуры. Сейчас это востребуется или не особенно?

— Нет. Почти не востребуется. Сейчас очень много новых технологий. Мир меняется, значит, нам тоже нужно меняться. Энергетика зданий должна соответствовать энергетике мира.

Мне нравится национальная архитектура, но сейчас столько всего привлекательного вокруг, что трудно на это не отвлечься.

— Что во Владикавказе с точки зрения архитектора надо срочно изменить или, напротив, законсервировать?

— Убрать высотную застройку в центре города. Это раз. Соблюдать существующие правила и нормы строительства в черте города. Это два. Следовать градостроительному плану, который сделали, насколько я знаю, ростовские архитекторы. Хотя бы это.

Говоря о Владикавказе, хотелось бы подчеркнуть, что центр должен постоянно реконструироваться в сторону все большего соответствия тому, что когда-то было. А вот новые районы и здания должны строиться с учетом новой моды, новых стилей.

— А трамвай на Александровском проспекте стоит убрать?

Трамвай нельзя убирать ни в коем случае. Это тоже наше наследие. Можно даже сделать туристический трамвайчик.

— А что вы скажете по поводу стоянки на месте «Октября»?

— Конечно, нельзя оставлять стоянку на центральном проспекте города. Проект Гергиевского центра был неплохим, по-моему. Сейчас, насколько я знаю, идет работа над сужением бюджета строительства. Посмотрим. Но так, как сейчас, совсем плохо.

— Наш город интересен с архитектурной точки зрения?

— Да. Вполне. Но когда старые двери в исторических особняках, резные, деревянные, меняют на металл и пластик, просто сердце кровью обливается.

Или цвет музея имени Туганова… Он красивый, но его яркость контрастирует с окружающими строениями. Мы не можем точно узнать, какого цвета раньше было это здание. Фотографии черно-белые, а людей, которые бы помнили, уже нет. Или они есть, но их точность не так точна, как нужно архитектору. Как выйти из ситуации? Только через коллективно принимаемые решения. Опытные архитекторы города должны вместе придумать, какой цветовой гамме может и должна соответствовать главная улица Владикавказа.

— Архитектура поглощает все ваше время или есть хобби?

— Да, есть хобби. Я очень люблю делать что-то своими руками. Мебель, к примеру. Мне нравится некоторые дизайнерские решения реализовывать самому, не прибегая к помощи специалистов.

— Я знаю, что вы занимаетесь еще и портретами в стиле поп-арт. Откуда эта идея?

— Это пришло мне в голову, когда нужно было что-то подарить моей невесте на день рождения. Я сделал такой портрет, ей очень понравилось, и я решил, что это может прийтись по душе не только ей. Так я начал совершенствоваться в этом русле.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Депутаты посоветовали, где искать продажную любовь, возмутились прожиточным минимумом и разжиганием розни и пообещали разобраться с бардаком в медицине

Продовольственная корзина похудела, а инвестиции потолстели

Республиканская власть изобретает велосипеды, теряя время, деньги и кадры

19.02.2018 Gradus Pro

Уходят ли заслуженные журналисты, или заслуженных журналистов уходят?

17.02.2018 Gradus Pro

Что забыл помощник прокурора из Ингушетии в гизельских палисадниках?

«РосАгроЛизинг» посоветовал фермерам Северной Осетии не бояться арендовать технику и животных

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: