Верю — не верю

Эпидемия закончится, но какими мы из нее выйдем?

В начале апреля Владимир Путин заявил губернаторам: «Нельзя останавливать экономику». В связи с чем регионы начали активно смягчать карантинные меры, несмотря на​ постоянный рост числа заболевших.

Очевидно, что конечной целью смягчения ограничительных мер является уменьшение потерь бизнеса без значительной финансовой поддержки со​ стороны государства. Более того, министр промышленности Денис Мантуров призвал «обеспечить бесперебойную работу промышленных предприятий, организаций торговли и​ сферы услуг».

Во исполнение федеральной директивы в Северной Осетии также ослабили противокоррнавирусные меры: разрешили работать организациям, занимающимся техобслуживанием автомобилей, ритуальными, ветеринарными услугами, адвокатам и нотариусам. Вне запрета оказалась многочисленная армия самозанятых, предоставляющая услуги стрижки, маникюра и педикюра.

Послабления были допущены с оговоркой «ужесточением санитарно-эпидемиологических правил».

Позже сроки ограничительных мер были скорректированы с путинскими, т.е. режим самоизоляции продлен до 30 апреля.

Действия республиканских властей были восприняты неоднозначно. Часть населения продолжает настаивать на ужесточение режима самоизоляции, другие требуют не ограничивать права и свободы, гарантированные Конституцией, потому как не верят в существование коронавируса, либо считают угрозу эпидемии слишком преувеличенной.

Здесь следует отметить, что данная риторика имеет общероссийскую тенденцию. Россияне ругают федеральные власти за неумелые меры, которые сейчас предпринимаются в связи с распространением коронавируса. Многие критикуют правительство за отказ введения режима чрезвычайной ситуации и ограничения лишь полумерами и эвфемизмами. Другие считают предпринимаемые меры излишне жесткими.

Российская власть предпочла выделить миллиарды на поддержку медицины, нежели финансово стимулировать население на соблюдение ограничительных мер, благополучно сняв с себя ответственность за положение дел в регионах и делегировав им принятие решений. Хотя власти могли бы обратить взор на запасы Резервного фонда, Фонда национального благосостояния. Когда, как не сейчас, самое время воспользоваться этими запасами. Однако пока не было объявлено, воспользуется ли правительство данными средствами.

С сложившихся условиях перед региональными властями поставили две задачи — не допустить роста числа инфицированных и социального взрыва в связи с запретом на работу. По сути, задачи взаимоисключающие. А за невыполнение грозят наказанием.

Как следствие, после «вольной» Президента губернаторы начали действовать вразнобой: кто-то закрыл границы, а кто-то, как мэр Саянска, после первой же недели «путинских каникул» разрешил городским торговым центрам, парикмахерским и другим малым предприятиям начать работу, чтобы они «не накрылись медным тазом».

Следует понимать, что Битаров — неантикризисный менеджер, и даже Путина таковым назвать сложно, иначе почему в стране не бы введен этот пресловутый режим ЧС с гарантированными выплатами? Страна, да и мир в целом, не говоря о маленькой республике, ранее не сталкивались с проблемой подобного масштаба.

И если кто-то из жителей Осетии сегодня скажет, что знает, как в этой ситуации сделать так, чтобы было хорошо абсолютно всем — это будет лукавством.​

Лично я не являюсь сторонником строгих запретов и ограничений. В борьбе с коронавирсом мне больше импонирует подход, основанный на сознательности граждан, как в Швеции и, частично, Германии. При этом я понимаю, что с учетом российского менталитета, рассчитывать на высокий уровень социальной ответственности граждан не приходится. По строгости режима ограничительных мер нам больше подходит испанский или китайский варианты.​

Да, государство практически не дает своим гражданам никаких гарантий, оставив людей один на один с экономическими последствиями борьбы против коронавируса. Но это не значит, что люди должны снять с себя ответственность за собственное здоровье и благополучие близких. Как показывает практика, многие нарушают режим самоизоляции не ради заработка на кусок хлеба, а принципа ради, в знак протеста незаконности действий властей и правоохранительных органов.

Но не окажется ли слишком высокой цена неповиновения?​

Многим тяжело дается понимание необходимости нести ответственность за себя, за собственные решения. Они предпочитают, чтобы некто сильный за них все додумал, решил, загнал по домам и не выпускал. Но послабления, которые дал бизнесу Битаров, не стоит воспринимать как зеленый свет для того, чтобы срочно отправиться в парк на прогулку. Скорее это испытание на сознательность.​

8 марта в Мадриде состоялась феминистская​ демонстрация, приуроченная к Международному женскому дню. Участие в массовой акции приняли более 100 тысяч человек. Хотя на тот момент в стране уже было зафиксировано более порядка 20 смертей от коронавируса. Испанцы чувствовали себя достаточно расслабленно и не особо верили в угрозу нового вируса. За это жители Пиренеи платят лидерством по количеству зараженных.​

Неверующие и не осознающие угрозу пандемии — опаснее коронавируса. Общемировая тенденция конспирологических теорий вокруг новой заразы не обошла стороной и Осетию. Причем, отрицание вируса дошло до такого абсурда, что люди не верят ни самим носителям Covid-19, которые открыто заявляют о болезни, ни лечащим врачам. Причиной тому — деньги, которые платят медикам, и якобы даже больным за положительный тест на коронавирус. Правда, с какой целью это делается, конспирологи пояснить не могут.

Подобное неверие некоторые объясняют провальной информационной политикой властей республики. Безусловно, истина в этом есть, но главная причина в нежелании критически мыслить. Человеческая психология такова, что верить во всякие теории легче, нежели анализировать информацию.

Основной контингент неверующих — это завсегдатаи местных групп в сети Instagram — рассадника невежества и озлобленности.

Они всегда в курсе треш-контента, но не знают номера горячих линий по различным направлениям, которые действуют в республике во время пандемии. Незнание объясняется тем, что, такие пользователи оснета даже не подписаны на страницы официальных источников власти, СМИ, где регулярно публикуются вышеуказанные номера помощи и другая полезная информация.​

Главное упущение, которое по сей день не устранено — отсутствие единого центра информации куда бы стекалась вся актуальная информация по ситуации с коронавирусом в республике и оттуда уходила бы в народ. Сегодня Минздрав и Роспотребнадзор в своих аккаунтах выдают информацию, зачастую противоречащую друг другу.

Страдает и оперативность — пока появится официальная информация, люди обсудят, приделают руки и ноги, запишут гневные обращения, организуют рассылку непроверенных сведений по мессенджерам.

Контрпродуктивным шагом со стороны ответственных за информационный фон стали видеообращения чиновников различных уровней и депутатов с призывом оставаться дома. Совершенно непонятно, за счет какой неведомой харизмы, по мнению авторов задумки, холеные депутаты и чиновники, которых и в обычной ситуации не особенно любят и почитают, могут убедить отрицающих коронавирус жителей республики, потерявших даже мизерную зарплату в 15 тысяч.

К слову, конспирологи против карантина были всегда. Их теории беспощадны и бессмысленны как сейчас, так и пару веков назад, когда Россия пережила две эпидемии. Поэтому, можно сказать, что неверие — естественный процесс, который пройдет, как и коронавирус. Главное, какими мы выйдем из этого испытания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
26.05.2020

PRO многомиллионную ловкость рук строительной компании из Северной Осетии

Количество умерших в больницах остается тайной за семью печатями

20.05.2020

Министр здравоохранения Северной Осетии заразился коронавирусом

Изменит ли коронавирус приоритеты рынка труда и экономики?

15.05.2020

Прокуратура Северной Осетии обяжет подрядчика устранить повреждения на новом мосту за полмиллиарда

12.05.2020

В «железнодорожной» больнице Владикавказа с рожениц просят запредельные суммы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: