Владейте Кавказом…

Владикавказцам предложили вытащить из себя внутреннего ребенка, Творца и бесстрашного, не затоптанного ограничениями и запретами художника

В дни проведения «Аланики» я шла вечером по проспекту и поняла, что город захвачен симпозиумом современного искусства в плен. Почти тотально. И это тот случай, когда я рада пребывать в плену. Видела и слышала далеко не все, но ощущение поглощенности пространства Владикавказа искусством само по себе абсолютно грандиозно.

Меня очень впечатлило то, что происходило в кинотеатре «Комсомолец», точнее, в том, что от него осталось. Это оказался затертый в глубинах памяти кусочек детства: я и не вспомнила ни разу за многие годы, что в здании был второй зал, больше внешнего. Я была там много раз (узнала по резным вентиляционным люкам на стенах) с папой, выходили с ним после фильма и прямиком в кафе «Нар» кушать мороженое. Оно располагалось чуть наискосок от входа в «Комсомолец». Уверена, что многим людям моего поколения знаком этот маршрут.

Что означает инсталляция в недрах здания на проспекте для молодых посетителей – не знаю. Но почему-то думаю, что смутно похожее, напоминающее детство ощущение, только в другом его ракурсе: таинственное, чуть страшное, когда хочется потрогать и боязно сделать это прямо сейчас. Шепот, мгла, выплывающие из темноты под светом фонарика предметы, боязнь споткнуться обо что-то… И внутри тебя такое будоражащее и опасное… Бррр.

На мой взгляд, именно эта работа Кати Бочавар наиболее емко передает суть «Аланики», ее цель: вытащить из каждого из нас внутреннего ребенка, Творца и бесстрашного, не затоптанного ограничениями и запретами художника, о котором мы привыкли забывать в повседневных своих заботах, серьезных, взрослых, а потому по большей части безрадостных.

В рамках симпозиума «Аланика» проходит, как правило, множество мероприятий. Ключевое определение для них – уникальные. Часто идеи рождаются прямо в нашем городе и именно для нашего города. Об этом Градус уже много писал.

Я случайно попала на презентацию работ студентов ГИТИСа, готовящихся стать художниками-сценографами, под названием «Арт-Кавказ. С Дагестаном в голове…»

Сначала факты.

Несколько человек вместе со своими преподавателями, кураторами и опекунами, Дмитрием Буткевичем и Таус Махачевой, побывали в Дагестане с заданием придумать перформансы, каким-то образом связанные с местной культурой. Общая цель проекта сформулирована так: «Вторжение активного современного искусства в неподготовленную среду, характеризующуюся ярко выраженными патриархальными основами». Результаты работы ребят фиксировались на видео и фото носителях.

Дмитрий Буткевич считает, что это «этнографическое путешествие-приключение». Ребята ехали в Дагестан с опытом, полученным из книг или средств массовой информации. Либо без опыта вообще. А то, что они увидели и поняли, отразилось в их работах.

Таус Махачева подчеркивает другую сторону задуманного «сериала»: диалогичность идеи, — настаивая, что подобные выезды перерабатывают «априорные клише» и представления, помогают осознать методы и приемы, позволяющие с помощью «культурного кода, которым ты обладаешь, понять другую культуру».

Я бы все-таки сказала, что главная цель происходившего в Дагестане все та же, о которой написано выше: подвергнуть студентов таким испытаниям, которые помогут вытащить внутреннего ТВОРЦА наружу, снимут некоторые ограничения и барьеры, изменят представления о пространстве, тем самым позволят относиться к ИНАКОМУ трепетнее и нежнее, чем до того, как задание начало выполняться. Это психологический эксперимент и психотерапевтическая помощь одновременно. Это заражение вирусом искусства во всех жизненных проявлениях.

Опишу несколько работ.

Ольга Сизой. Проект «В поисках Маги». Суть проекта в том, чтобы найти человека, соответствующего определенным параметрам. Для Дагестана это был Мага, у которого недавно родился сын, есть «Приора», он снимает квартиру напротив мечети.

В ходе выполнения проекта девушке приходилось подходить к незнакомым людям и беседовать с ними, что, безусловно, требует смелости и умения преодолевать стеснительность.

Она же, Ольга Сизой, придумала перформанс, в котором жители села Гуниб и города Махачкала по ее просьбе рисовали свои автопортреты. Галерея работ дагестанцев, которым посчастливилось пообщаться с молодой художницей, была представлена на презентации.

Елизавета Гусева. Проект «Лабиринт. Искусство для коров». Суть его – создание подобия древнего каменного лабиринта в форме знака Mercedez. Современный символ – способами предков. Все это молодая художница проделывала в горах, среди пасущихся коров. Горький вывод, к которому она пришла, кажется мне очень мудрым: «Древние люди создавали образ того, как они представляют себе мир. У них не могло быть ничего коммерческого или бытового. А все знаки, которые сейчас мне приходят в голову, отсылают сразу к социальному положению и к конкретному слою населения, а не говорят о человеке как о некоем создании на земле, под небом. И, возможно, сейчас человек уже не способен представить свой путь от жизни к смерти в виде какой-то фигуры».

Саша Дыхне. Проект «Без названия». Цель – молчание и запись в блокнот своих ощущений о Дагестане. К сожалению, или к счастью, что скорее похоже на правду, блокнот промок под дождем, поэтому почти ничего разобрать нельзя. И правильно: впечатления нужно хранить в голове, а не на носителях разного рода. Это, по-моему, самое простое и мощное высказывание из всех представленных. Именно потому, что оно лишено слов в принципе. И еще оно символизирует следующую мысль, в которой я убеждена: когда человек начинает творить, то Высшие силы сразу и непременно приходят ему на помощь, например, в виде дождика, смывающего все следы.

Маша Плавинская. Проект «Перевоплощение». Девушка пришла на рынок в Дагестане и попыталась там продать все свои вещи. Представляете, сколько она вызвала сочувствия к себе? Ей все пытались помочь и спрашивали, что с ней случилось. А она просто «хотела перевоплотиться и стать частью» нового пространства по имени «Дагестан», которое, по ее мнению, живет как одна большая сплоченная семья и похоже на российскую Индию.

Студентка пошла дальше и глубже: завязала черным шарфом глаза, сняла обувь и бродила по рынку Махачкалы босиком, вслепую прикасаясь к предметам, на которые натыкалась. До тех пор, пока ее не остановил… полицейский. Сняв повязку, Маша обнаружила себя в окружении толпы, но не агрессивной, что ее удивило, а пытающейся понять, что с ней такое происходит. Она объяснила. А люди услышали. Такой вот опыт благодарности дагестанцам и осознания, что в Москве реакция была бы совершенно иной.

Гриша Рахмилович. Проект «Борода». Гриша придумал сделать накладную бороду из прядей волос многочисленных женщин Дагестана, которые согласились этими «косичками» поделиться. Такая вот почти феминистская акция. Возможно, она призвана напомнить мужчинам о том, что все в этом мире «происходит» от женщины, но боюсь, что я додумываю смыслы, которые автор идеи не имел в виду. Просто очень хочется считать, что глубокие замыслы все-таки присутствуют, и эти перформансы не только эпатаж и самовыражение. Хотя самовыражение для студентов творческих вузов – очень и очень правильная цель. Нужная.

Сопровождаемая попыткой научить ребят трепетно относиться к иной культуре, аккуратно соприкасаться с другим во всех отношениях жизненным укладом, именно идея самораскрытия и вытаскивания из себя всего того, что спрятано внутри Творцом, и является целью образования, когда речь идет о специальностях, связанных с искусством. Побывавшие на Северном Кавказе студенты, судя по их высказываниям, никогда не позволят себе высокомерия по отношению к этническим, экзотическим, традиционным культурам. Замечательный опыт.

Мне только думается, что нужно было обязательно пригласить на презентацию студентов художественных учебных заведений республики, организовать маленькую пресс-конференцию, где бы организаторы и исполнители пояснили, чего они добивались, а потом оставить молодых людей, москвичей и владикавказцев, наедине друг с другом. Они однозначно нашли бы общий язык. Возможно, такой формат принес бы больше пользы. Взрослые явно мешали!

Я преподаю на факультете искусств литературу у актеров и могу точно сказать, что они подобные практики не проходят. А это важно. Меня реально удивил уровень насыщенности творчеством системы обучения в ГИТИСе. И когда ребята начнут работать самостоятельно, они такое нам преподнесут, что мы все ахнем и замрем от удивления. Если путь художника начинается с подобных педагогов и кураторов, которые предлагают задания с тремя звездочками сложности (не знаю, существуют ли в современных учебниках подобные обозначения), то результаты не могут не быть превосходными. Срочно начинаем перенимать опыт. Я точно начала, потому что меня это все вдохновило не на шутку))).

На слайдере работа участника Аланики Макса Эпштейна (Израиль)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Депутаты подсчитали доходы и расходы Северной Осетии и определили самое слабое звено в пополнении казны

«Дом Деда Мороза», народные гуляния, концерты и интерактивный фейерверк. Как Владикавказ встретит Новый год с «нищебродским бюджетом»

Без света и газа — к процветанию и успеху!

13.12.2017 Gradus Pro

В 21 веке семья из Северной Осетии вынуждена топить дом шишками

Хрюша, Степашка и Каркуша подарили маленьким пациентам Владикавказа улыбки и новое оборудование

Семилетние злоключения многодетной семьи из Северной Осетии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: