Вот такая життя

На рубеже смены цивилизаций казаки занимали самые неплодородные земли, потому как на границу с Закавказьем их прислали, чтобы охранять южные просторы Российской империи. Чуть позже, когда исторический процесс вышел на новый виток развития, шашки пришлось убрать в ножны и заняться мирными житейскими делами.

В год, когда железнодорожный транспорт был переведен с конной на паровую тягу, через год после смерти А.С. Пушкина, недалеко от крепости Владикавказ была основана станица Архонская. Там казаки и поселились. Потом в Николаевской, Змейской. Постепенно они расселились по всему периметру Осетии.

С появлением казачества, которое в основном состояло из этнических украинцев, культура Осетии разнообразилась: как и другие народы, они не стали записываться на курсы кройки и шитья черкесок, а стали заниматься тем, к чему у них испокон веков лежала душа и приспособлены руки.

Все народы, которые рано или поздно перебирались в Осетию, привозили с собой накопленные их предками многовековую культуру и умения. Каждый этнос нашел себе применение: греки занялись строительством, азербайджанцы — торговлей, евреи – ювелирным мастерством, а казаки-украинцы охраняли границы. Когда через много лет необходимость сторожить пределы империи отпала, многие стали работать на появляющихся заводах. А с началом телефонизации Советского Союза в Орджоникидзе на стажировку были присланы студентки Одесского института связи. Обязательные для них 2 года стажировки превратились в добровольное переселение.

Если говорить о знаменитых украинцах, прибывших сюда одними из первых, то мы должны сказать о Сергее Фёдоровиче Грушевском, приехавшем во владикавказскую крепость вместе с царскими офицерами. Впоследствии он станет первым министром образования — как сказали бы сейчас, а тогда – начальником Терских училищ. Он основал многие школы во Владикавказе, в том числе — модную ныне пятую гимназию, в которой учился и его сын – Михаил – будущий профессор Львовского университета, председатель Украинской Центральной Рады, в честь которого  названы сегодня улицы и учреждения на территории современной Украины.

Все это нам рассказала председатель Украинского национального общества Любовь Григорьевна Кочубей. Этому обществу в Северной Осетии 11 лет. Оно, как и все другие, было создано в поддержку этническим украинцам, проживающим вдали от исторической Родины, для сохранения культуры и ознакомления с нею других народов, населяющих Северный Кавказ. От имени общества работает ансамбль «Серебряный туман», который поет песни не только о жизни Тараса, но и о Саре и даже о Хасане. А все потому, что стать «заТУМАНЕННЫМИ» могут не только те, чья фамилия оканчивается на «-ко».

В обществе проводят собрания, разрабатывают планы работы, обсуждают, как будут отмечать ближайший праздник. Вот, например, 24 августа был День незалежністьи Украины. Правда, на момент моего с Любовью Григорьевной разговора, она понятия не имела, как отмечать теперь этот праздник, «когда там все мертвые лежат» и отмечать осталось нечего. Когда-то украинское общество могло отправлять студентов в ВУЗы Украины, но и эти прекрасные дни закончились.

Часто в общество к украинцам приходят гости. Для всех них от Любови Григорьевны приготовлена одна речь: «Люди, посмотрите, мы же без рогов. Мы такие же, как и вы. За что война против нас»?

Если верить беспристрастной переписи населения, то  в республике проживает 5000 украинцев. Но на самом деле больше. Многие станичные жители, которые имеют в паспорте «русскую» национальность, на самом деле не откажутся в расписном фартучке погулять, посушить глиняные горшочки на заборе  да поговорити про життя с соседом. С соседом они обсудят и огород, и что да как посажено: даже домашняя ботаника у них своеобразная.

Вот что такое украинец? Он хорошо поет. Сел. Шаровары большие.  Вприсядку! И поскакал! На Украине земли много, большая ширь! И вот он скачет от одного села до другого. А Италия что? На одном месте в шляпе притопывает ножкой. Потому что у нее земелечки малэнько. Или поет. Великолепно поет напевные песни. Он сел в лодку, посадил жинку и своих детей, и поплыл до тещи. И гребет, и поет «ай я е-е-еду». Пока допоет — он доплывет, — убедила меня Любовь Григорьевна.

Украинская свадьба – это многоактовая пьеса, в которой все роли подробно расписаны вплоть до реплик. Занавес поднимается, когда приходят сватать, а опускается за праздничным столом, за которым массовка – т.е. гости четко отыгрывают свои роли – желают счастья молодым.

Несмотря на разницу во всем, сохранение украинской культуры в Осетии все же возможно. Вот, например, есть такая традиция: вбивать кол во дворе после того, как семья женила последнего сына. И этот обычай до сих пор соблюдается.  Впрочем, украинцы сами не против перенять некоторые обычаи у осетин. И многие уже прочно вошли в их обычное житье-бытье.

Вопрос, который нельзя не задать: есть ли в Осетии национализм.

Конечно, есть, — без него Любовь Григорьевне было бы скучно. — Но он не процветает. Ну, один раз мне кое-что скажут, а на второй — я сама в морду дам. Если один мой сосед скажет: давайте их выселим, то другой скажет: слушай, ты кто такой?! Я с ней уже 50 лет живу. И вот тогда будет мир.

В семье у Любови Григорьевны — самый настоящий интернационал. Сын – грек, сама – Украинка, сноха и племянники – осетины. «На каком языке нам говорить»? В этом доме говорить о неприязни к другой нации не принято. Вместо этого они по украинской традиции поют песни на всех языках, которые знают. «Æз да уарзын мÆ Ирыстон» — разносится вечерами из дома. А еще они поют песни Гаджинова и Царикати.

В лагерь беженцев из Восточной Украины Любовь Григорьевна отправилась в первые же дни их поселения. Сделать фото на память не разрешила охрана. Она предлагала материальную помощь, но все, о чем просили беженцы — это привести оставшихся родственников из горячей родины. Любовь Григорьевна предложила забрать осиротевших детей. Снова отказ. Они их никому не отдадут. Будут вместе жить здесь. Многие уже оформляют гражданство. Еще до окончания военных операций на востоке, они построят здесь свой новый мир. Многим из лагеря в Томиске предлагают работу, дети пинают футбольный мяч от одних самодельных ворот до других.  Из Осетии им бежать некуда. И не потому, что нет родственников в других регионах, а потому, что лучшие условия им на Западе Украины не торопятся предлагать.

О том, что тема гражданской войны волнует председателя общества больше украинского ассимилированного борща и больше смешанной свадьбы, можно было понять только потому, что все вопросы сводились к нынешней обстановке на востоке Украины. Правительство совмещает неприятное с бесполезным, но это, как говорится, плюрализм мнений. Кто-то поддерживает установившийся режим, а кто-то нет. Любовь Григорьевне, например, никто не нравится.

То, что они там творят, не поддается никакой критике. Восток и Запад. Они же разные. Это абсолютно разные люди. Карта Украины – это 24 региона, искусственно сшитых вместе. В 1600 году Богдан Хмельницкий сказал: «Я создал Украину, теперь мне надо создать украинский народ». Венгров, поляков, болгаров – западные народы, которые давным-давно смешались с украинцами и населяют запад страны. Ни о каком референдуме речи не было, так что территории были присоединены вместе с людьми. И даже на одной улице по 2 сторонам костюмы вроде у всех одинаковые, но и в то же время совершенно разные. У кого-то сбоку, у кого-то вдлин рукава, у кого-то жилетка короткая, у другого длиннее. У кого-то Кучма (шапка) одна, у кого-то совсем другая. У кого-то ремешочек, у кого-то кушак. Но у всех широкие штаны, а почему? Потому что у них есть что положить: сало, голубцы, горилолочка…,- шутит Любовь Григорьевна сквозь слезы. — Все народы говорят на родных языках. Но сейчас Вавилонское столпотворение усилилось. «Кто не скачет – тот москаль» — даже эти призывы не способны сплотить народы на этой земле.

А вообще, она бы отправила всю нынешнюю власть на необитаемый остров. В украинском народном творчестве множество поговорок, которые отражают отношение Любовь Григорьевны к сегодняшним властям:  За неумение дают ремня,  Хрен редьки не слаще, Сытый голодному не товарищ. Продолжать можно до бесконечности.

— Простому народу что надо? Утром встал, пошел в поле, покосил траву, накормил скотину, убрал, и ничего больше не надо. А страну делят такие, как Порошенко — богатые. Они хотят разорвать на кусочки эту землю и быть королем. Они не соображают, что ломают пальцы одного кулака. Возмущены все. На юге – «за что вы нас бомбите». На западе – «верните наших детей». Мы понимаем, что они врут. Настолько нагло врать никакая обезьяна не сообразит,- негодует моя собеседница.

Говорить об украинцах в Осетии мы можем долго. Много замечательных людей, много замечательных событий. Начали мы с 17 века, думаю, уже можно заполнять страницу 21 века: политический кризис Украины разнообразил карту российской этнографии.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Наша жизнь в определенной степени зависит от акциза, хотя не всегда можно узреть и почувствовать его на ощупь

Хватит ли денег на жизнь отдельно взятой семье

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: