Возлюби ближнего своего

Побывавшие во Владикавказе представительницы современного искусства из Германии рассказали, как полюбить беженцев

Думаете ли вы о беженцах в контексте гостеприимства? А об искусстве как о способе говорить о проблемах миграции? Возможно, мы с вами просто не столкнулись с миграционными процессами таких масштабов, как в Европе. Очевидно, что проблема стоит настолько остро, что к ее решению активно подключаются все, в том числе художники всех мастей.

Правда, побывавшие во Владикавказе гражданки Германии (по пути из Грузии) от мира «западноевропейского искусства», настаивали на том, что миграцию воспринимать как проблему не комильфо. Проблема заключается лишь в том, что Европе не хватает чувства гостеприимства, так как не все проявляют достаточное понимание и сочувствие к проблемам приезжих.

Это и стало темой прошедшего в столице Северной Осетии семинара под таинственным названием Hospitality culture and art matters (Культура гостеприимства и вопросы искусства). Можно сразу оговорить, что истинный контекст мероприятия для большинства слушателей стал несколько неожиданным, так как многие связывали встречу с традициями гостеприимства и ожидали, что будет привязка к Северному Кавказу и его культуре гостеприимства. Однако все оказалось не так просто.

Эксперты из Берлина (Вигар Майор — независимый куратор и менеджер в сфере культуры, Ханна Марквардт — менеджер в сфере культуры, эксперт в области культурной антропологии с акцентом на исследования миграций, Кристина Ран — куратор, проектный менеджер и фасилитатор — человек, обеспечивающий успешную групповую коммуникацию в проектах в области современного искусства) делились своим видением миграционного кризиса и своими подходами к его решению.

Миграционный бэкграунд

Прежде чем перейти к конкретным практикам в искусстве, немецкие гостьи решили прояснить общие детали. Также нам рекомендовали ознакомиться с теорией постколониальной критики и трудами американского философа индийского происхождения, теоретика литературы, инициатора постколониальных исследований культуры и общества Спивак Гайятри Чакраворти.

Стоит отметить, что постколониальная теория и работы Спивак весьма любопытны. Особенно примечательно ее эссе «Могут ли угнетенные говорить?»

Концепция, которая раскрывается в эссе, очень важна для понимания западного понимания и восприятия многих современных процессов, в том числе и миграции.

Исходя из постколониальной теории, угнетенный (подчиненный) говорить не в состоянии, он не имеет возможности вести диалог наравне с угнетателем, не может возвысить свой голос до уровня репрезентации. В силу этого за него и от его имени всегда говорят другие. Также большое внимание уделяется проблеме языка, который одновременно объединяет людей, создает их идентичность и разделяет их, создает маркеры иных, чуждых нам групп людей, маргинализирует угнетенных.

Исходя из этой теории и строится современное видение проблем миграции на Западе. По крайней мере, у определенной ее части, которую принято считать наиболее прогрессивной. Подтверждение тому — примеры, которые приводились в ходе семинара. Девушки рассказали, что в немецком языке закрепилось понятие, которым обозначаются люди с так называемым «миграционным бэкграундом» (миграционным прошлом). При этом речь идет о граждан страны, которые уже родились и выросли в Германии, но чьи родители, бабушки и дедушки эмигрировали в страну.

Спикеры критиковали своих соотечественников из-за распространившихся среди них идей о том, что Европа — это цитадель цивилизации, противостоящая нашествию варваров.

В этот момент один из слушателей — как оказалось с немецкими корнями — заявил, что так и есть, варвары действительно наступают. Это вызвало небольшую заминку.

Впоследствии молодой человек заявил, что пытался оживить диалог.

Также отмечалось, что немецкое общество требует от мигрантов такой же отдачи как и от граждан, однако не предоставляет им аналогичных прав. Таким образом, возвращаясь к постколониальной теории, немцы снова выступают в качестве угнетатель — определяют правила игры, и голос беженцев в этих условиях не может быть услышан.

Девушки приводили пример с возникновением термина «гастарбайтер» в Германии — немецкое правительство в 60-е годы на волне экономического бума активно приглашало трудовых рабочих из Турции, Греции, Италии, Испании, Португалии. Изначально эти люди по договору должны были уехать к себе на родину, однако этого не произошло, что стало неожиданностью для немецкого правительства и привело к социальному напряжению. В этой истории волновал момент несправедливости и неравноправия граждан и не граждан. Меня же заинтересовало то, что как и тогда, сейчас немецкое правительство проводит свою политику, не думая о последствиях.

Впереди планеты всей

Для пущей убедительности приводилась статистика по миграции. По представленным данным, 68,5 млн человек по всему миру являются вынужденными мигрантами. 85% из них находят дом, как правило, это люди из развивающихся стран. 40 млн переселяются внутри своей страны, 25,4 млн — мигранты (переселяются из-за конфликтов), 3,1 млн — ищут убежище (политические мотивы).

Также подчеркивалось, что Германия далеко не первая в мире страна по числу принятых беженцев. Этот аспект экспертам казался важным, они пытались доказать, что волнения внутри страны в связи с миграционными процессами основываются на преувеличениях. При этом они отметили, что на 80 млн населения Германии приходится где-то миллион беженцев. Как считают девушки, это не так уж много.

В целом основная проблема миграции, видимо, в самих немцах. На встрече даже прозвучало сакраментальное — Гитлер и неонацистские идеи, чьи зловещие тени снова вырисовываются на фоне немецкого общества. Такие предположения, по-видимому, вызывают в немцах особый трепет и являются главнейшим аргументом в любой дискуссии. Не удивительно, что создание министерства родины вызывает не меньшее беспокойство. Спикеры заявили, что остается неясным, чем оно будет заниматься.

Однако газета DW пишет, что Bundesministerium für Inneres, Bauen und Heimat (министерства внутренних дел, строительства и регионального развития, — прим) создано по аналогии с Баварией, где аналогичное ведомство уже есть и занимается, в частности, развитием сельских территорий. Настораживает всех слово Heimat — Родина, которое активно использовалось в фашисткой идеологии. Кроме того, предполагается, что министерство будет заниматься ограничением потока беженцев, так как его возглавит Хорст Зеехофер, который является оппонентом Меркель в вопросах миграции.

Нам также показали топ самых активных в принятии беженцев стран, на первом месте оказалась Турция.

И снова напомнили, что это куда больше, чем принимает Германия. Словно пытались сказать «Смотрите, видите, мы можем больше принимать». На вопрос, чем же обусловлено такое милосердие турков, немки признались, что дело, конечно, в географическом положении. Но зачем тогда делать акцент на том, что Турция приняла больше беженцев, если это вынужденное принятие и ни о каком качестве работы с беженцами речи не идет? Это определенно было похоже на манипуляцию.

Дальше представили топ принимающих беженцев европейских стран. И тут Германия тоже не в лидерах — 5 место после Швеции, Швейцарии, Норвегии и Франции. Хотя ситуация в той же Швеции достаточно непростая, и ее нельзя сваливать на нетолерантность шведов. Довольно долгое время этой скандинавской стране вполне успешно удавалось работать с мигрантами.

Осетинская история

Для понимания картины в нашем регионе мы запросили данные по числу беженцев, которые пребывают на территории республики. Как и в случае с европейскими государствами, процедура получения статуса беженца не так проста. Да и желающих получить этот статус в России, наверное, не так много, как желающих обзавестись официальными документами в Германии или Швеции. Это уже не говоря о том, что Северная Осетия — явно не регион грез для людей, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации.

Тем не менее, статус беженца в настоящий момент в Северной Осетии имеют 32 человека: 24 подданных Украины, 7 человек из Афганистана и 1 из Грузии. Число людей, получивших временное убежище, значительно выше — 438: из Грузии — 134, из Украины — 214, из Сирии — 87, из из Палестины — 6, из Афганистана — 2, из Таджикистина — 1.

Однако наверняка есть и те, кто находится на территории республики нелегально, поэтому реальная цифра несколько выше. В любом случае, миграционная ситуация достаточно спокойна и до европейских реалий нам явно далеко. Достаточно вспомнить помощь, которую Осетии совсем недавно оказывала бежавшим от войны украинцев и сирийцев.

Основные миграционные наплывы наблюдались в момент обострения осетино-грузинских конфликтов. Наиболее массовый связан с возвращением этнических осетин, проживавших во внутренних районах Грузии до 1991-1992 годов.

Около 100 тысяч человек вынуждены были покинуть грузинские земли и вернуться на историческую родину.

Конечно, порой возникало напряжение, несмотря на то, что мы единый народ с общим языком, традициями, религией и историей. Тем не менее, когда речь заходила, например, об осетинах из внутренних районов Грузии, градус несколько повышался. Во многом из-за не лучшей социальной и экономической ситуация в Северной Осетии, отчасти из-за того, что многие «грузинские осетины» продолжали говорить по-грузински. Это раздражало коренных жителей республики. Однако в целом трудности интеграции удалось преодолеть, хотя последствия сказываются и сейчас. До сих пор сотни экс-беженцев вынуждены скитаться по родственниками и съемному жилью и не могут получить причитающиеся по закону квадратные метры, несмотря на некоторые подвижки в квартирном вопросе.

Всеобщая интеграция

Вопрос, который волновал меня довольно долго в связи с миграционным кризисом, я решила задать немецким гостям — а что делать с теми беженцами, которые не хотят интегрироваться? Мигранты могут воспринимать ценности, доминирующие в немецком обществе, например, как угрожающие их идентичности, противоречащие их религии и традициям. Это может принимать даже враждебную форму, а желание немцев наладить контакт как слабость и шанс доминировать.

Вигар Майор и Ханна Марквардт ответили, что тех, кто не хочет интегрироваться мало — где-то 1%.

Правда, добавили, что соответствующих исследований не проводилось. То есть это предположение, которое исходит из их представления о сути проблемы. Если проблема только в самих немцах, то, конечно, признавать существование нежелающих интегрироваться не стоит.

Кроме того, когда вы разом принимаете большое число мигрантов, они объединяются, селятся в определенных районах, и тогда интеграция становится невозможной. Они находятся в своей собственной языковой среде, живут по привычным им законам, мало взаимодействуют с миром. Это наблюдается в Париже, в Нью-Йорке.

Примечательно, что мне настоятельно рекомендовали прочитать статьи на «Медузе», посвященные русским немцам. Но русские немцы подтверждают мое видение. Несмотря на то, что их ранее считали успешно интегрированными, после усложнения российско-германских отношений мнение на этот счет изменилось. Они вдруг стали опасны, так как на них может влиять Кремль, так как они в целом более консервативны, выросли на других ценностях.

То же самое с русскими евреями, переехавшими в Израиль. Даже поговаривают, что жесткая внешняя политика страны, особенно в отношении с палестинцами, результат влияния советской интеллигенции — потока образованных евреев из бывшего Советского Союза, многие из которых заняли хорошие должности на своей исторической родине.

Аналогичная ситуация и с турецкими немцами, многие из которых несколько поколений живут в Германии. Как оказалось, они поддерживают Реджепа Эрдогана активнее, чем турки в самой Турции, несмотря на негативное отношение к нему в Германии. Немецкие игроки турецкого происхождения Месут Озил и Илкай Гюндоган даже встречались с Эрдоганом и подарили ему свои майки с автографами.

Федерация по футболу Германии тогда отметила, что уважает футболистов и их происхождение, «но футбол и федерация стоят за те ценности, которые господин Эрдоган уважает не в достаточной мере».

Таким образом, выучив язык и начав в ней успешно работать, вы автоматически не принимает ценности страны. И чем больше вас, тем больший вес имеет ваше виденье нормы. Однако это утверждение не соотносится с концепцией постколониальной теории, так как беженцы угнетенные, а, значит, их голос все равно не услышат. Когда есть однозначная жертва и однозначный преступник, то места для дискуссии не остается.

Кандидат политических наук и автор «Градуса» Роланд Курбанов и вовсе считает, что при достижении некоторой критической массы мигрантов в любом обществе зреет и распространяется страх, агрессия, неприятие. По его мнению, миграция должна быть четкорегулируемой.

— Выход таков — полное закрытие границ, всех каналов поступления мигрантов и лет 50 этот котел должен перевариваться. Должны быть жесткие законы по знанию языка, по знанию культуры, сдача экзаменов, интеграция мигрантов в культуру страны, в которую они пребывают. За неисполнение законов — депортация. Только так можно решить вопрос. Нужны серьезные меры, а искусство здесь поможет мало.

Искусствотерапия

В конечном итоге, кураторы из Германии не политики, а люди, которые пытаются сделать что-то хорошее. Когда они начали говорить о своей работе, семинар стал носить более конкретный смысл. Девушки работают над тем, что снизить социальное напряжение в обществе и дать своим согражданам понять, что беженцы — это люди, оказавшиеся в тяжелой жизненной ситуации и им нужна помощь.

Хотя и здесь можно было бы возразить. Слышала от знакомых схему получения канадского гражданства, ради него многие даже претворяются представителями секс-меньшинств, что более или менее гарантирует их переезд. Так что вполне могу поверить, что не каждый из тех, кто говорит о своем сирийском происхождении, действительно сириец и действительно покинул свою страну по причине военных действий. Что, конечно, не отменяет факта: от хорошей жизни люди не покидают свою родину.

Нам показали ряд работ и проектов, направленных на то, чтобы наладить доброжелательный диалог между гражданами и негражданами. На это ужасное разделение в обществе тоже делался немалый акцент. В данном случае сразу вспоминаются неграждане Латвии. Но здесь с позиции постколониальной теории с агрессорами и жертвами не все так очевидно, так что не будем углубляться…

Среди представленных проектов были, на мой взгляд, не очень удачные. Например, портреты беженцев, выставляемые в общественных местах, на улицах.

Это должно вызывать эмпатию, но по мне таким образом конечной цели добиться сложно. Если нет истории человека, то его портрет сам по себе мало о чем говорит.

Однако мне понравился сам подход к работе. Эксперты стараются, чтобы при работе с беженцами те не становились объектами эксплуатации. А такое случается, в том числе и в работе фотожурналистов, которые зарабатывают себе имя, делают постановочные кадры. В конечном итоге оказывается, что художнику малоинтересен беженец и его история, дальнейшая судьба, а только внимание к своей работе.

Наши гости рассказали о своем проекте в Чехии, где к диалогу о миграции приглашались люди разного возраста и пола, разных политических взглядов. Такой открытый разговор между людьми с разным виденьем проблемы необходим.

Также вместо того, чтобы снимать фильмы о беженцах, они обучили группу ребят операторскому искусству, монтажу, чтобы они могли сами рассказать свою историю.

При этом авторы сами решали, о чем будет их фильм, и что в нем они расскажут зрителю. Этот опыт мне также показался весьма интересным и полезным. Потому что люди получают возможность говорить сами за себя, и в этом случае мы устраняем возможность манипуляций и искажений при формировании истории.

Источники:

https://www.dw.com/ru/поддержат-ли-эрдогана-на-выборах-немецкие-турки/a-44164060

https://life.ru/t/спорт/1116847/ighrokov_sbornoi_ghiermanii_ozila_i_ghiundoghana_raskritikovali_za_foto_s_erdoghanom

https://inosmi.ru/social/20180315/241723578.html

https://www.mirror.co.uk/news/uk-news/britains-worst-ever-child-grooming-12165527

https://www.dw.com/ru/в-швеции-изменился-тон-дискуссии-на-тему-беженцев/a-37652426

https://www.dw.com/ru/чем-будет-заниматься-министерство-родины-в-германии/a-42588870

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

«Электроцинк» продолжает доказывать в суде, что черное — это белое

Все самое интересное с официального пикета против «Электроцинка»

17.11.2018 Gradus Pro

Бюджету Северной Осетии мешает приватизация и помогают «письма счастья»

Народно-правительственная комиссия думала, как закрыть «Электроцинк»

15.11.2018 Gradus Pro

Владелец мебельной фабрики предложил свою кандидатуру на должность директора профтехучилища во Владикавказе

14.11.2018 Gradus Pro

Эта история началась 1 сентября 2012 года, когда мой старший сын пошел в РФМЛИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: