Временное постоянство

 

 

 

 

 

 

 

«Надо жить дальше», — об этом в санатории «Тамиск», который  в конце июня стал центром временного пребывания для переселенцев из юго-восточной Украины, говорит каждый.

Около ста человек, покинувших свои дома в Украине, потихоньку обживают комнаты и привыкают к запаху серы из окна. Здесь, под мирным небом, наедине с природой и с детьми, которые только перестали вздрагивать от каждого звука, как говорят женщины, — спокойно, но «от этого на душе не легче».

нина с детьми 2

Нина приехала в Северную Осетию из города Николаевка с тремя детьми на руках. Старшему Андрею 9 лет, средней Варе – 5,  годовалый малыш Елисей, хоть и улыбается всем незнакомым, но не перестает капризничать.

— Спать хочет?

Они домой хотят. И я хочу домой, — не сдержав слёз, говорит молодая женщина, — у меня дома  старые родители, а муж в ополчении в Славянске, я им каждое утро звоню, чтобы узнать, живые ли.

Нине некуда возвращаться. Там, где раньше был их дом, теперь пустые стены разрушенного бомбежкой здания.

— Маме звонила сегодня, она рассказала, как пошла в гараж, а по пути увидела гору трупов…(плачет). Я не знаю, как быть, когда мы сможем вернуться домой, сколько времени должно пройти, год или два, чтобы они опомнились и прекратили этот ужас.

семья Давженко

Большая семья Довженко, в которой 9 детей (три родных и шесть приемных) приехала из города Горловка, который жестоко штурмовали украинские силовики. Инга Довженко рассказала, что начала собирать вещи детей и мужа, когда еще не бомбили.

мальчик из семьи давженко 2           мальчик из семьи давженко

Мы знали, что бомбить будут в любом случае. Рисковать жизнями девятерых детей мы не могли, поэтому уехали из своего города. Хотя я такая, что пошла бы в ополчение, если бы не дети, — рассказывает Инга.

Семья Довженко уже акклиматизировалась: муж и жена уверены, что на родные земли возвращаться не будут. Сегодня они начали собирать документы, чтобы подать заявление на получение российского гражданства, а глава семьи, строитель по образованию, активно ищет работу.

— Даже если он найдет работу, его зарплаты не хватит, чтобы прокормить нас всех. Там мы получали социальные пособия, а по российскому законодательству нам положено вдвое меньше, — говорит Инга.

Девятилетние Леша и Коля — родные дети в семье Довженко. Грустные глаза родителей и общий переполох не мешает мальчишкам вести горячие споры о Чемпионате мира.

Коля и Леша

— Мы болеем за Бразилию, потому что мы похожи сами на бразильцев, — делится Коля.

Мы бы и за Россию болели, если бы они не вылетели, — поправляет брата Лёша.

Мальчики рассказали, что им в Осетии очень нравится, потому что «здесь красивые места, но домой всё-таки очень хочется».

Не будут возвращаться домой в Краматорск и Лера Савченко с маленькой дочкой Евой.

лера и ева

А восьмилетняя Соня Раченко, пускающая мыльные пузыри в коридоре, говорит, что домой вернуться очень хочет, потому что оставила там своих друзей.

Вместе с журналистами переселенцев из Украины в санатории «Тамиск» сегодня посетило североосетинское отделение «Российского детского фонда», представитель которого раздала 57 детям подарки и канцтовары.

детишки  просто дети

чьи-то дети

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

«Мусорный» оператор просит подождать и обещает перемены к лучшему

Знаменитый тренер Анатолий Маргиев о турнире в Китае и шансах осетинских вольников на Олимпиаду в Токио

Подсудимые отказались давать показания и снова настаивают на закрытом процессе

Учителя 21 века: безмолвные, загнанные, перегруженные

08.10.2019

Председатель комитета по охране и использованию объектов культурного наследия Эмилия Агаева о сложностях борьбы за историю

Во Владикавказе основан борцовский клуб «Братья Таймазовы»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: