Выход платный

Как ни странно, но о школьных поборах говорят больше, чем о результатах реформы образования

Сейчас интересная пора. Две недели с небольшим, с 27 мая по 13 июня, ушло на то, чтобы провести кампанию по сдаче ЕГЭ. Затем наступят две «волны» поступлений в вузы. После некоторого затишья, в котором найдется место и традиционной августовской конференции учителей, с первого сентября все, что связано с учебой в школе, войдет в прежнее русло.

И как всегда, поднимется тема школьных поборов. У нас достаточно мощное по своей численности, а возможно и по влиянию, родительское сообщество — это, как минимум, одна десятая часть жителей республики, а с мнением 60-70 тысяч человек нужно считаться, игнорировать — нельзя.

Поборы как отдушина

Как ни странно, но о школьных поборах говорят больше, чем о результатах, достигнутых в ходе реформы образования, которая идет четверть века. У реформы две цели — повышение престижа учителя и прочное качество знаний школьников. Из первой цели должна вытекать вторая, но никак наоборот, исходя из непреложных законов физики, согласно которым, недопустимо ставить телегу впереди лошади, и рассчитывать на бешеную скорость такого тандема. Существующие формулы предполагают более сдержанный сценарий под названием «топтание на месте».

Учитель, как это ни горько осознавать, востребован там, где нужна «массовка». Если есть проблема с наполняемостью зала во время не очень интересного мероприятия, что городского, что районного масштаба, то необходим учитель, способный привести с собой массу учеников.

Нужны голоса на выборах — сразу на горизонте появляется безропотный учительский корпус.

Безропотность объясняется просто – игнорируешь «посторонние» мероприятия, не имеющие никакого отношения к учебно-воспитательному процессу, останешься без нужного количества баллов, гарантирующих получение стимулирующей выплаты. С престижем все понятно, и новые примеры не нужны.

Что касается качества знаний, то, как известно, все проверяется ЕГЭ, до сих пор вызывающим до того неоднозначные оценки, что впору говорить об идейном расколе общества — одни выступают за такую форму итоговой аттестации, а другие категорически против.

Отсюда и невольно возникающая мысль о том, что тема школьных поборов – это «отдушина» или отвлекающий маневр, которые вкупе не позволяют дать оценку хода реформы в сфере образования, а в лучшем случае отсрочить дату выставления объективной оценки происшедшим преобразованиям.

Если выражаться модными нынче слогами, то позиция официальных структур, которые управляют образованием и одновременно проводят государственную политику в этой сфере, выглядит примерно следующим образом: «Нет — поборам! Добровольным сборам — зеленый свет!»

 Да здравствуют пожертвования, которые идут из глубины родительского сердца и души! Все правильно, о емкости родительских кошельков ни слова – в формат не вписывается.

И все же следует разочаровать тех, кто считает себя поборником чистоты образовательной системы, где не должно быть никаких денежных взаимоотношений между педагогами, учениками и родителями. Школа радикально и беспросветно отличается от любого хозяйствующего субъекта.  Опытный специалист экономического профиля, безусловно, возьмется за составление промышленного-финансового плана отдельно взятого предприятия, но никогда не рискнет сформировать бюджет школы, спрогнозировать с точностью до рубля все расходы, касающиеся двух взаимосвязанных процессов — образования и воспитания.

 Так в чем же сложность формирования четко просчитанного школьного бюджета, способного поставить крест на поборах, сборах или пожертвованиях, и почему никто из зрелых профи в области той же макроэкономики и бюджетного планирования за это дело не берется?

По всей видимости, школьный бюджет – это не резиновый жгут, которым можно перетянуть все, что находится в непосредственной близости от зияющей раны на теле российского образования. А перетянуть нужно ради того, чтобы неразумные реформаторские потоки не подступились вплотную к уже зудящей ране, которая появилась в результате того, что до неузнаваемости было изувечена логическая цепь советской системы образования, а это детский сад-школа-вуз.

За примером реформаторской неразумности ходить далеко не надо. Из год в год все усилия идеологов и организаторов ЕГЭ сосредоточены на том, чтобы сократить возможность списывания. И в этой связи не совсем понятно, что мы делаем: боремся со списыванием или проверяем качество знаний? Наверное, поэтому в любом ППЭ (пункт проведения экзаменов) царит психологическая атмосфера, которая не шибко отличается от той, что наблюдается в зоне проведения КТО (контртерорристическая операция). В этом году на глазах беспредельно взволнованных выпускников распечатывали КИМы (контрольно-измерительные материалы), однако применения этой новации не везде прошло гладко – оказывается, техника имеет нехорошее свойство ломаться, особенно в самый ответственный момент.

Общество и школа находятся в неразрывной связи, и общество рассчитает, что школа взрастит молодого человека с качественными знаниями, настоящего патриота, человека, чье сознание никогда не будет подавлено экстремистскими постулатами и жуткой идеологией терроризма. Но что мы имеет в школах в плане мощной и устойчивой профилактики экстремизма и терроризма? С точки зрения бюджета – полный ноль. Нет официальных денег на стенды для того, чтобы развернуть тематические выставки, нет финансовых средств для того, что простимулировать проведение конкурсов на лучший рисунок или плакат.

Хорошо, когда у кого-то из школьников папа работает на малом предприятии по изготовлению металлических конструкций или мама является менеджером торговой сети канцелярских товаров – вопрос можно решить, и хоть слегка и ненадолго отойти от формализма.

А если «статусных» родителей учеников в школе нет, то возникает дилемма: собирать деньги или не собирать? Для ее разрешения нужно лбами столкнуть два вышеупомянутых принципа – добровольности и душевности, и после такого «сшибки» предпочтение отдается второму варианту. Все логично и правильно – деньги собирать не будем, обойдемся компиляцией материалов из интернета и их чтением в школьной аудитории. Не нужны нам пропагандистские акции, потому что они денег требуют.

Пирамида в конверте

По большому счету и с учетом постоянно снижающихся родительских доходов, можно с небольшими сборами, поборами и пожертвованиями с первого по десятый класс. Но как быть в выпускном, 11-м? Деньги нужны для оплаты труда репетиторов — без них невозможно заработать приличные баллы, к примеру, по профильной математике и физике. Нужны, как минимум, два занятия в неделю по каждому из названных предметов, и если даже по щадящему «тарифу» — 400 рублей в час, а такой тариф еще надо умудриться найти, то получается 6400 рублей только за один месяц.

В лучшем случае, за девять месяцев можно спокойно подобраться к порогу в 60 тысяч рублей. За три или четыре предмета, попавших под репетиторство, очень легко выйти на трехзначную сумму.

c657d6dc1de1a452b338c75daf2a7a8c0f71162b6eebe896b87637db58cac1baСамое печальное, что количество выпускников, которые в этом году оканчивают школу и сдают ЕГЭ, составляет немногим больше трех тысяч человек, но этой цифрой можно взять на испуг тех, кто положительного мнения о демографической ситуации в республике, и помнит, что еще пять лет назад количество выпускников, сдающих ЕГЭ, приближалось к шести тысячам. Не секрет, что определенная часть учеников уходит из школы после девятого класса — есть среди них, конечно, те, кто с грехом пополам одолевал школьную программу, перебиваясь с двойки на тройку по всем предметам, кроме «физры».

И все же хватает тех мальчишек и девчонок, чьи родители не могут безболезненно для семейного бюджета одолеть финансирование репетиторства и также заключительный этап под названием «Прощание со школой и вступление во взрослую жизнь». В данном этапе, словно в калейдоскопе, перемешались фотоальбомы на память, оформление актового зала, цветы, церемония вручения аттестатов и, конечно, выпускной вечер, желательно в приличном ресторане и обязательной видеосъемкой события.

Сметная стоимость «прощания и вступления» потянут на сумму от 12 до 15 тысяч рублей для родителей выпускника.

Опять-таки средний, и для кого-то может и заниженный показатель. Кстати, в эту сумму не входят расходы на прически, платья и костюмы, однако включается небольшой резерв для конверта классному руководителю, да и не помешало бы что-то оставить на память о своем пребывании в школе в виде нового монитора для компьютера в кабинете завуча.

Издание «Сноб» подсчитало расходы на «прощание со школой» в Москве и даже сделало инфографику. В Северной Осетии порядок цифр наверняка меньше, но вряд ли слишком значительно.

При жестком, читай, экономном подходе, можно завуча оставить и со стареньким монитором, но классному руководителю конверт нужен. Выпустит в очередной раз во взрослую жизнь новый класс опытный педагог, который действительно сердцем болел за каждого ребенка, и это самое сердце и посадил. И после этого получит учитель свои отпускные в размере от 50 до 60 тысяч рублей, а это, как известно, меньше тысячи долларов, которые нужно растянуть на июль, август и до середины сентября, когда будет аванс. И здесь нужно исхитриться, чтобы не перехватить тысчонку-другую до первой зарплаты в октябре. Задача — сложная, потому как, и подлечиться нужно, и к очередному учебному году подготовиться.

И здесь, словно палочка-выручалочка выйдет на авансцену конверт от родителей выпускников с суммой меньше 1000 долларов, но все же эквивалентной для выезда на Черное море, а лучше в соседнюю Грузию или Турцию, а может и на Египет хватит.

Ведь непросто учителю истории говорить о древней цивилизации и фараонах, если не пришлось раз в жизни увидеть пирамиду такой, какой она есть? И очень непросто и неуютно учителю русского языка выводить мелом на доске тему первого сочинения: «Как я провел это лето?». Вся сложность и дискомфорт будут в том, что собственное сочинение педагога на заданную тему может состоят из одного слова – НИКАК!  Но никто такой лаконичности и завидовать не станет.

Так что у нас в сухом остатке с этими сборами-поборами и пожертвованиями? Пока лишь два вывода. Первый состоит в том, что без них можно обойтись, когда в школе идет методичный процесс формирования и становления личности и ее гармоничного развития, но деньги очень нужны, когда сформированная личность готовится к выходу в общество, которое, по идее, против сборов-поборов.

Второй в том, что Боже упаси, посягать на конституционно закрепленную норму бесплатности образования в стране. Образование у нас совершенно не затратное по ходу своего процесса, но затратным бывает переход с одного уровня образования на другой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Движущей силой выборов в Гордуму Владикавказа стали пенсионеры, о проблемах которых благополучно забыли

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: