Вячеслав Згонников: «Наша цель – воспитывать сильных, мужественных, честных, порядочных людей»

По доброй традиции  Gradus.pro интервью с руководителем Северо-Осетинской  общественной организации «Военно-патриотический клуб Архангела Михаила» Вячеславом  Згонниковым получилось экспромтом – члены ВПК вместе с сотрудниками Gradus.pro участвовали в экскурсии по Мидаграбинскому ущелью, организованной комитетом по туризму и курортному делу для нескольких городских предприятий. По сравнению с остальными участниками экскурсии молодые люди из ВПК выглядели самыми ответственными – по мере возможности помогали экскурсоводам, следили, чтобы никто из группы не отстал, поддерживали менее опытных  туристов в особо сложных местах перехода. К тому же недавно по ТВ прошел репортаж, в котором рассказывалось, как ученики ВПК проходили аттестацию на владение вьетнамским боевым искусством Хонг За Куен. Gradus.pro, как всегда, воспользовался случаем и по дороге к Мидаграбинским водопадам (не забудьте проголосовать!) задал руководителю «Клуба Архангела Михаила» несколько вопросов – об истории клуба, об экзотическом восточном боевом искусстве, которое изучают его воспитанники, о том, как Вячеславу Игоревичу удается добиться от своих учеников такой сдержанности, вежливости и дисциплинированности.

Вячеслав Игоревич, расскажите, пожалуйста, об истории вашей организации, о ее целях и задачах, о дальнейшей судьбе ваших учеников.

– Северо-Осетинская  общественная организация «Военно-патриотический клуб Архангела Михаила» существует с 1991 года.  У нас есть большое количество секций, направлений – секции практической стрельбы, страйкбола, тактического пейнтбола, альпинизма, туризма. Кроме  рукопашного боя,  у нас преподается вьетнамское боевое искусство Хонг За Куен. Большое количество ребят наших поступает каждый год в вузы: у нас есть прерогатива направлять ребят на факультеты военной разведки в Новосибирском военном институте и Пермском военном институте. Наших  воспитанников разбирают по спецподразделениям, в силовые структуры, ребята служат в пограничных, во внутренних войсках, в разведке, в спецназе, есть ребята, которые проходят службу в структурах МВД  — СОБР, ОМОН, как у нас в республике, так и по России. Организацию можно назвать ветеранской, потому что практически все выпускники-военнослужащие  принимали участие в боевых действиях  не только на Северном Кавказе, но и в Южная Осетия и Абхазии.

Основной задачей клуба является воспитание ребят в православной традиции, наша цель –  воспитывать сильных, мужественных, честных, порядочных  и глубоко нравственно  ребятишек.

–То есть очень важно, что упор в вашем клубе не только на физическое воспитание, но еще и на духовно-нравственное?

– Да, духовное.

– С какого возраста вы набираете детей? Вы  следите за их судьбой до 18 лет?

– Все зависит от того, какие цели у ученика. Есть те, кто приходит в секцию вьетнамского боевого искусства  Хонг За Куен – туда мы принимаем только с 14-16-летнего возраста, и то – за подписью родителей. Если приходят в военно-патриотический клуб, где начальная военная подготовка , стрелковая подготовка, горная подготовка, туризм, то  там уже в зависимости от того, какой набирается контингент , но не младше 12 лет однозначно. Мы доводим  их до уровня, пока ребята не поступают в учебные заведения  или на службу по контракту в вооруженные силы  и другие военные структуры и ведомства.

 – Детей из неблагополучных семей вы тоже принимаете?

– Да, конечно же! Берем детей и из многодетных, и из неблагополучных семей.  В самом уставе нашего клуба есть  статья «Оказание помощи по социальным программам  детям из неблагополучных семей и детям из многодетных семей». То есть там, где нужно платить, у нас дети  из таких семей не платят. Более того – мы предоставляем им льготы для поступления в высшие  учебные заведения, есть целевые направления от казачества. Сейчас мы договорились, что наших ребят будет брать Московский технический университет  по целевому направлению. Возможности у наших ребят очень большие.

— Вы активно сотрудничаете с казачеством?

–  Я, помимо того, что возглавляю эту организацию, являюсь еще и заместителем атамана ВГКО РТКВ (Владикавказского городского казачьего общества Республиканского Терского казачьего войска) по связям с церковью и духовно-нравственному воспитанию. Мы сейчас выиграли грант на проведение казачьей игры. Дело в том, что наш клуб  занял одно из первых мест на Селигере, сейчас наши ученики уехали на северокавказский молодежной форум «Машук», на «Машуке» тоже подали заявку. У нас планируется всероссийская казачья игра, проект называется «Память». В нее входит первая военно-патриотическая всероссийская игра, посвященная бойцам «Альфы»  и «Вымпела», погибшим в Беслане. Вторая называется  «Ветер Каспия», она посвящена бойцам морской пехоты, погибшим  во время Великой Отечественной войны под Майрамадагом. И потом «Казачья слава» – это  фольклорный фестиваль, посвященный  казакам,  невинно убиенным под городом Бесланом, где у нас возведен Курган памяти. Туда ежегодно на поминовение приезжают казаки всех российских общин – Терского, Кубанского, Донского казачьего войска. Там ничего не растет, там начинаешь копать – кругом кости, кругом кости…

– А занятия для взрослых  в вашем клубе проводятся?

–  Да, конечно. В том числе в этом году планируется  двухнедельный курс самообороны для женщин по выживанию в экстремальных ситуациях  и на улице. Кстати, к нашим инструкторам часто обращаются по поводу проведения семинаров  по рукопашному бою  специальные подразделения, например, недавно было приглашение от череповецкого  СОБРа  провести им семинар по технике ножевого боя, по обезоруживанию. Бывает, обращаются за проведением семинаров силовые ведомства. А вообще у нас была идея, сразу после трагедии  в Беслане, брать детей и подростков и обучать их выживанию в таких  ситуациях, в какой оказались дети Беслана.  И Феофан, тогдашний архиепископ Владикавказский и Ставропольский, нас благословил. Епархия выделила нам помещение.

– А кто еще вас поддерживает?

– Никто, абсолютно никто. Два года вообще не было возможности даже зал снимать, мы снимали частным образом частный зал, нас загоняли в угол, в тяжелые обстоятельства.

– Даже не делали скидку на аренду?!

– Причина в том, что была такая черносотенская организация – Союз Михаила Архангела. Понимаете как – нас часто путают, то есть военно-патриотический клуб и  союз архангела Михаила. Названия похожи… Но  мы никаких претензий, в принципе, не предъявляем, потому что понимаем, что живем на Кавказе, где проблема экстремизма особо остра. И хотя мы отчитываемся и в прокуратуре, и в ФСБ, и в комитете по экстремизму и терроризму, у нас все нормально, однако настороженность  со стороны властей есть: «Лучше в сторонке держаться от них, чем оказывать какое-либо содействие, кто знает, чем там они занимаются…»

– Значит, надо разъяснить широкой общественности, что на самом деле у вас с РНС и подобными организациями ничего общего.

– На самом деле у нас проводится много мероприятий, рассказывающих о клубе. У нас свой сайт, были репортажи в газетах, на ГТРК «Алания», НТВ. Мы абсолютно открытая организация, но вот такая настороженность есть.

– Я смотрю, сейчас вообще общественные организации особо не поддерживаются почему-то правительством. «Миксфайтклуб Аланы» тоже жалуются, что им негде заниматься… А у вас ведь еще и работа с детьми…

– У нас великолепная база своя есть, мы можем здесь заниматься (показывает в сторону гор), нам можно заниматься здесь везде, потому что нам надо родину нашу защищать. Знаете, в России есть такое хорошее выражение, что земля нам может дать все – она нас может накормить, напоить, обуть, одеть,  это все может наша мать-земля, но не сможет нас защитить, это мы должны  ее защищать. Вот этому мы и пытаемся учить тех ребят, которые к нам приходят, вкладывать эти понятия в их головы, отрывая их от улицы, от компьютерных игр, от  всякой другой чуши.

Кроме того, у нас большое количество инвалидов занимается.  У вьетнамских боевых искусств очень мощный оздоровительный аспект. Люди к нам приходили  и получали эффект оздоровления, исцеления. Единственное, у нас проблема в том, что у нас нет своего помещения.

– То есть вы все время в подвешенном состоянии?

– Да, хотя стабильно работаем уже с 91 года.

– Поразительно!

– Но это не только у нас, это практически по всей России так. Если нет спонсора, если нет человека, который возьмется и будет поддерживать – практически  все клубы держатся на энтузиазме.

– Бывают разовые благотворительные акции со стороны спонсоров?

– Сейчас мы даже перестали обращаться. Вот сейчас нам дали грант, мы проведем мероприятие, отчитаемся, привлечем молодежь, если кто-то  заинтересуется – мы всегда открыты для всех, не заинтересуется – мы выиграем еще один грант, еще что-нибудь проведем. Вот  так мы и живем. Потому что бегать, обивать пороги уже просто  надоело. Тут другие приоритеты – правительству нужна отчетность, а мы тихие, мы сами себе проводим мероприятия.

– Расскажите, где вы учились вьетнамскому боевому искусству?

– Я учился с 1991 года у седьмого патриарха школы боевых искусств Хонг За Куен Лам Тхань Кханя. Тот, в свою очередь, учился у пятого патриарха Нгуен Мань Дыка. Я учился  в Минске, куда силовым ведомствами были приглашены вьетнамские специалисты, по шесть месяцев каждый год в течение восьми лет. Сейчас есть два патриарха –  Лам Тхань Кхань во Вьетнаме развивает это искусство, Ли Хонг Тхай – в Америке, в Калифорнии. Мы придерживаемся хошиминского направления, которое практикует Лам Тхань Кхань, непосредственно мой учитель. Техника очень жесткая, боевая, предназначена для жесткого поражения  врага, она не спортивная, поэтому у нас соревнования не проводятся.

– А в международных соревнованиях ваша школа участвует?

– Международные соревнования проводятся раз в пять лет на территории Камбоджи, но там бои проходят практически до летального исхода. Сами понимаете, вывозить туда бойцов мы не будем. У нас проводятся  соревнования внутриклубные,  по системе боя Хап До, где можно кусаться, бить руками и ногами, бить локтями. Можете прийти посмотреть, мы ни для кого не делаем секретов. Недавно  проводили аттестацию по итогам трех месяцев занятий, ребята сдавали аттестационный экзамен на право ношения пояса, чтобы заслужить право стать учеником школы.

– Хонг За Куен могут заниматься только подготовленные парни, которые до этого занимались какими-то видами спорта?

– Нет-нет. Хотя у нас есть мастера спорта и по рукопашному бою, мастера по самбо, по джиу-джитсу, но вместе с ними сдавали аттестацию ребята, которые раньше вообще никогда ничем таким не занимались.

– И тоже сдали?

– Два человека не были допущены, а так – все сдали. Кстати, человек, который никогда ничем не занимался,  сдал лучше всех и получил сразу черный пояс III кап с 3-мя синими полосами (В Хонг За Куен система рангов, отражаемая в цвете пояса, который носит ученик, начинается от черного пояса, затем идут  синий,  красный и белый – прим. Gradus.pro). Он оказался самым лучшим.

– Легче учить заново, чем переучивать?

– Да, потому что техника своеобразная, специфическая. В Юго-Восточной Азии Хонг За Куен до сих пор входит в тридцатку лучших боевых стилей, сохранивших свою аутентичность.

– Потому что это некоммерциализированный стиль?

– В России сейчас стал коммерциализированный, к глубокому сожалению. В нашей стране действуют несколько федераций этого вида борьбы, но  мы ни в одну из них не входим. Входили раньше, но когда люди начинают продавать за деньги  то ценное, что есть в этой школе, и когда коммерческая составляющая начинает преобладать, происходит подмена ценностей. Мы же придерживаемся традиционной формы обучения. Понимаете, люди очень падки на экзотику, а там, где экзотика, все готовы платить. Родители приводят 10-летних детей, хотя у нас в клубе занимаются только с 14 лет. А в других клубах приводят детей, им сразу будо-паспорт дают, он стоит 1 500 рублей, сразу дают диплом ученика, он стоит еще 400 рублей, сразу при школе работает цех по пошиву формы, форма стоит 5 000 рублей. Сразу ребенку дают черный пояс, хотя это нарушение традиции. Вот смотрите – дети пришли, по 10 000 потратили, месяц позанимались и разбежались. Набирают новых, и все то же самое. Понимаете, что происходит – кто-то учит боевому искусству, а кто-то делает деньги.

– Это уже профанация учения.

– Вот, правильно, поэтому мы от них и держимся подальше.

– А с детьми вы выезжаете на такие экскурсии в горы, как сегодня?

– Да, как я уже говорил, у нас есть инструкторы по альпинизму, горной подготовке и по туризму. У нас также есть инструкторы по пейнтболу,  по практической стрельбе. Чемпионы республики по практической стрельбе – наши выпускники, мы даже выезжали на чемпионат России, воспитанник нашего клуба занял четвертое место среди юниоров. А на республиканских соревнованиях мы заняли  среди взрослых и среди юниоров первое место.

– И все инструкторы работают на энтузиазме?

– Да, у всех есть основная работа, а эти занятия – на энтузиазме.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Или управленческий трэш

09.11.2019

Новый сити-менеджер Владикавказа рассказал о миллиардном долге, ЖКХ и кафе на Набережной

05.11.2019

Ассоциации социально-активного бизнеса Северной Осетии «Сила Единства» исполняется пять лет

В Северной Осетии с шумом и возмущениями централизовали закупку лекарственных препаратов

Когда лягушка попадает в кувшин с молоком, она активно перебирает лапками в надежде выбраться

В сентябре жители Владикавказа получили, а местами даже избрали, новый состав Городской думы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: