За ценой не постояли

Ветеран Великой Отечественной Войны Хизир Гулуев еще недавно, в 1997 году, участвовал в закладке Парка Победы – вместе с внуком Сталина посадил 17 деревьев. Хизир Темурканович поделился с нами, что с тех самых пор каждый год приезжает сюда поухаживать за деревьями и порадоваться, что этот парк Парк Победы и Памяти есть. Но в этот раз ветерана заставила прийти в любимый парк не радость, а обида и негодование.

В республиканское отделение ОНФ стали поступать жалобы, что владелец кафе-бара «День и ночь» Леонид Джагаев хочет расширить свое заведение, расположившееся в непосредственной близости с Парком Победы. И там, где каждое дерево посажено в честь отдельного бойца, не вернувшегося с поля боя, частник планирует начать строительные работы.

Вчера у Парка Победы вместе с Хизиром Гулуевым собрались и представители Совета Ветеранов, члены Общественного Народного Фронта и журналисты, чтобы разобраться: каким образом у Джагаева оказалось судебное разрешение на 3 000 квадратных метров от островка памяти, от земли, которая по всем понятиям и принципам не должна продаваться.

—  Я всегда приходил с большим удовольствием в этот Парк, когда –то  принимал участие в его закладке. Знаете, даже когда было плохо, когда что-то болело, я все равно приходил сюда, проверял, как те деревья, которые мы посадили – за ними же надо ухаживать. И боль заглушали радость и благодарность, что мы сделали для себя место Памяти. А теперь вдруг до меня доходят сообщения,  что там землю раздают для построек каких-то. Я пришел с большим возмущением и непониманием. Тогда, в 1997-ом, я с огромным удовольствием, с особой гордостью участвовал в этой акции, а сегодня кто-то смеет продавать кусочек этой земли? Это аполитично, и это неуважение к ветеранам. Мы должны навсегда сохранить память о погибших,  тем более, что каждого мы увековечили – для каждого посажено дерево. Как можно теперь снести это дерево, принадлежащее кому-то, носящее чье-то имя? Я хочу, чтобы этот парк развивался и еще много-много поколений могли приходить сюда сажать деревья и просто помнить, — говорит Хизир Гулуев.

Решительное «нет» строительству в парковой зоне высказал и другой ветеран – Яхья Ходонов:

—  Это священное место, здесь в 1942 году наши войска остановили рвавшиеся к городу немецкие полки.  Руководство  нашей республики сделало нам, ветеранам войны, участникам войны и всем, кого нет в живых, подарок – этот участок,  чтобы мы сделали  его Парком Победы. И мы с честью и благодарностью приняли этот подарок. А что мы видим сегодня? Мы сами по несколько десятков деревьев посадили и ухаживали за ними. Значение парка огромное. Я думаю, не только для нас – но и для молодых… Это же история нашего народа! Я знаю, что  сюда постоянно приводят детей, а без военно-патриотического воспитания сейчас сложно. Нам стало известно, что неизвестные нам личности пытаются прихватить участки с этого парка, я считаю, что это кощунственно. Мы решительно протестуем против таких посягательств на наш парк, обращаемся ко всем общественным организациям,  правоохранительным  органам,  администрации города, руководству  республики, ко всем – мы против такого захвата. Это наша Победа, это наш Парк! Наш город несет такое высокое звание – Город воинской славы, и мы должны во всем соответствовать и никогда об этом не забывать.

По словам первого заместителя председателя Совета Ветеранов республики Петра Сазыкина, участники  Великой Отечественной Войны очень болезненно восприняли эту новость и настроены они решительно – бороться за Парк будут до победного.

– Ветераны собрались, чтобы высказать свое мнение. Этот парк – святое место, и мы не можем равнодушно относиться к тому, что кто-то хочет начать здесь свое строительство. Мы обратились и к ОНФ, и к руководству нашей республики, чтобы  не допустить растаскивания территории Парка Победы. 

Представители ОНФ, в свою очередь, тоже обратились в компетентные органы, чтобы прояснить ситуацию. Общественники, как и ветераны, категорически против нового строительства. Член регионального штаба ОНФ Андрей Попов считает, что отдавая кусочек земли одному частнику, второго покупателя долго ждать не придется:

К нам поступило обращение в штаб, что ведется  незаконное строительство на территории парка. Я считаю, это кощунственно и неправильно. Очень порадовало, что люди тоже обратили внимание, и они переживают. Символично, но каждое дерево – это жизнь погибшего фронтовика, и топтать историю нельзя. Если не пресечь это сейчас – не факт, что не придет завтра другой и тоже не захочет построить что-то свое. И что останется от нашей истории? Мы от себя сделаем все возможное. Мы уже связывались с компетентными органами и с министерством государственного  имущества  и с комитетом лесного хозяйства. Они будут решать этот вопрос.

По словам министра государственного имущества и земельных отношений  Руслана Тедеева, земля в 30 соток  принадлежит Леониду Джагаеву, на руках у частника соответствующее решение суда. Рассчитывать на совесть и патриотические чувства владельца кафе-бара не приходится, поэтому Тедеев призывает объединиться, чтобы решить проблему вместе:

—  Лично для меня, как для жителя республики,  это что-то из ряда вон выходящее. Я не понимаю, как можно претендовать на эту землю, ведь это Парк Победы – очень много вопросов в этом деле. Но Джагаев, правда, является собственником  этого здания. У него  3 000 квадратных метров, то есть 30 соток решением суда от этой земли у него есть. И уже даже приставы просят нас выделить их. Но пускай у него будет все, что угодно, я под этим однозначно подписываться не буду. Для меня решить эту ситуацию принципиально важно не потому, что я министр, а просто потому, что я человек, который тут живет, потому что  мой дедушка воевал, как и многие другие, потому что это история, это память. Как можно на это претендовать вообще? Здесь каждое дерево несет имя Солдатов, которые проливали свою кровь. Земля республиканская, он обращался в минимущество. На тот момент  земельный участок  не был сформирован надлежащим образом, и он воспользовался этим. Это его земля. Теперь его могут остановить только человеческие и патриотические соображения. Просто завтра ему захочется не стоянку, а баню там открыть? И что?

На этом рубеже наши солдаты кровь проливали, как вообще человек может позволить  себе замахнуться на такое место?! Я подниму всех: и руководство, и детей, и молодежь. Решение суда не может быть выше патриотизма, нельзя строить везде, где тебе хочется. Нужно взяться и объединиться, и мы решим проблему.

Между тем, в комитете лесного хозяйства, в чьей собственности и находится Парк Победы, никаких сведений о незаконном строительстве нет.

— Никаких сведений таких нет. Мы вчера там, в парке, вели какие-то работы, убирали. С нового года этот объект передали нашему ведомству, если бы что-то было, к нам бы обратились. Пока мы живы, пока этот Парк относится к нам, никто ничего строить там не будет, тем более без нашего ведома, – сообщил нам заместитель директора ГАУ «Алания Лес» (входящее в комитет лесного хозяйства) Солтанбек Четоев.

Но, видимо, комитет лесного хозяйства все-таки не спросили  разрешения, когда решался вопрос собственности тех самых 30 соток. Их хозяин – предприниматель  Джагаев – настаивает, что судебное решение есть, земля в его распоряжении. А что он будет на ней строить, пока не решил – подумает над этим, когда закончит приватизацию:

Я ничего не расширяю пока. У меня судебное решение, я эту землю выкупил. Там на территории парка и заправка, и мое кафе, и церковь. И что? Там не было Парка Победы, когда я выкупил это место, на котором стоит мое кафе. То есть когда они закладывали и сажали деревья, мое заведение уже там было. Сейчас у меня судебное решение на 3000 квадратных метра, которые нам нужны. Я получил его года три назад.  Пока ничего  не планирую расширять, буду приватизировать, потом подумаю. Минимущество пока не дает мне возможности полноправного владения землей — руководство поменялось, но у меня на эту землю уже несколько лет есть разрешение.

gradusLog

Уже после публикации мы получили пресс-релиз ОНФ:

Центр общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса намерен обратиться в Росимущество с просьбой оказать содействие в организации и проведении кадастровых и землеустроительных работ в отношении нацпарка «Алания» в республике Северная Осетия – Алания.  Дело в том, что в настоящий момент отсутствуют сведения о местоположении границ одного из участков национального парка размером в 38 тыс. га. Сложившееся положение опасно тем, что практически любая часть этого участка без особых усилий может быть отторгнута от парка, что угрожает не только целостности, но и его дальнейшему существованию.

— Информация о том, что в государственном кадастре недвижимости до сих пор отсутствуют сведения о местоположении границ земельного участка национального парка, вызывает опасения, особенно учитывая тот факт, что работы по землеустройству и изготовлению межевого плана с целью уточнения границ и площади земельного участка нацпарка были проведены в 2009 г., – отметил координатор Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса, депутат Госдумы Владимир Гутенев. – Халатность чиновников может стоить очень дорого, и очень большое везение, что этот «неотмеченный» участок еще не стал объектом вырубок леса и строек.

Гутенев надеется на незамедлительную реакцию со стороны Росимущества, которое, по его мнению, должно проявить необходимое внимание к данной ситуации и помочь национальному парку «Алания» с определением его границ и внесением соответствующих сведений в Государственном кадастре недвижимости.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Почему людей Хадарцева не пустили в «Единую Россию»

20.05.2019

В Ленинском районном суде Владикавказ допросили двух свидетелей по делу Цкаева

Бюджет-2018 года оказался в сомнительном плюсе

15.05.2019

Мусор и мародеры заполонили кладбища Владикавказа

Газ превратился в злейшего, разрушительного врага, которого выгодно не замечать

Разыскиваются бизнесмены, готовые трудоустроить сотрудников «Электроцинка»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: