Занимательная экономика

11.01.2018 Gradus Pro

В монопольных структурах все подчинено одной стратегической линии — без бутылки не поймешь

Если горькому пьянице задать вопрос: что больше – 2/3 (две трети) или 3/4 (три четверти), он не сразу на него ответит. А если подобрать удобный и понятный для него формат и спросить: что больше – две бутылки водки на троих или три поллитровки на четвертых, нетрезвый персонаж без запинки выберет второй вариант.

И правильно сделает, с точки зрения акцизного сбора – сумма, поступившая в бюджет от трех бутылок водки, составит около 315 рублей, и это будет в полтора раза больше, чем от двух.

Как не вспомнить Ильфа и Петрова с их нетленным слоганом: «тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу». Так и здесь: периодически употребляя спиртное, ты с такой же периодичностью помогаешь бюджету. Интересная у нас экономика получается, а интерес пробуждается за счет подхода – такого вот неординарного и одновременно вредного для здоровья.

И вообще, вышеуказанному персонажу можно позавидовать. И дело не в том, что во время новогодних праздников можно как следует «оторваться» в плане возлияний. Пьяницу, как это ни странно, хоть чем-то озадачили и дали свободу выбора, а здравомыслящих и трезвомыслящих такого права нередко лишают, ставя их просто перед фактами и не обременяя себя обоснованиями и аргументами, как это принято в культурном и вменяемом обществе, где должна быть свобода дискуссии и равноценного обмена мнениями.

Для меня, как автомобилиста, концовка прошлого года оказалась напрочь смазанной из-за ценников на АЗС —  за один литр наиболее популярного бензина АИ-92 пришлось отдать уже больше 40 рублей.  Психологический барьер в четыре червонца уже пройден — событие свершилось и, как говорят букмекеры, ставки не принимаются.

Подобные события, связанные с повышением цен на ГСМ свершаются с достаточно тревожным успехом, причем на протяжении последних 20 лет. Помню, когда-то цена в десять рублей за литр бензина была крайне некомфортной и почти критической, затем были и 20, и 30 рублей за литр, но никогда любое повышение не связывалось с качеством. Извините, опять за возвращение к спиртному, но часто бывало ощущение, что бензин, как и разномастную по этикеткам водку в нашей республике, разливали из одной бочки. Так сказать, универсальный купаж с некими махинациями в отношении октанового числа, исходя из полной безнаказанности и уверенности в том, что бензин в Северной Осетии все равно купят.

Очередное повышение цен на наших заправках произошло, как всегда, одномоментно, и в течение одного –двух дней. В части одномоментного увеличения цены на топливо в республике срабатывает стандартная схема, которая заключается в том, что у всех предприятий с поразительной синхронностью заканчиваются запасы по старой цене, и на подходе новые объемы, исключительно по новой цене.

Говорить о сговоре хозяйствующих субъектов с точки зрения права здесь невозможно, неуместно, а порой глупо и опасно — могут и за клевету привлечь, если не выстроить доказательную базу. Именно с этой базой можно запросто потерпеть полное фиаско – кто из руководителей АЗС расскажет под диктофон, а еще хуже — под официальный протокол о том, что команду на поднятие цены «получил сверху», и все потому, что отпускная цена бензина поднялась на заводе-изготовителе? Желающих пооткровенничать намного меньше, чем цифр на ценнике.

Что ж, и барьер в 40 рублей, к сожалению, преодолен, но уже который год невозможно понять и получить вразумительное объяснение по поводу того, что та же солярка (дизельное топливо) стоит на 50 копеек дешевле или столько же, как и 92-й бензин. При таких ценовых раскладах говорить о дешевом и обильном продовольствии совершенно бессмысленно, как и говорить о том, что затраты на производство солярки намного ниже затрат на производство бензина.

Есть рыночное понятие — спрос, и в предновогодний период он неизменно становится ажиотажным, когда авиабилет из Москвы во Владикавказ 30 декабря легко бьет все рекорды и преспокойно подбирается к отметке в 25 тысяч рублей. Но разве есть ажиотажный спрос на дизельное топливо? Судя по информации аграрного министерства, в республике 270 тракторов и 65 комбайнов, и с таким количеством на ажиотаж претендовать затруднительно. Что касается авиакомпаний, так перед праздниками они получают такую сверхприбыль, какая ни одному приличному западному перевозчику в самом радужном сне не приснится. Так вот, если указанные сверприбылЯ (именно на последнем слоге хочется по смыслу и ударение поставить) просуммировать и разделить по российским регионам, то можно за полцены заправлять сельхозтехнику. Простейший расчет — при сверхприбыли в 15 тысяч рублей и при средней загрузке самолета более 120 человек набежит ни много, ни мало, а два миллиона рублей. Если перевести эту сумму на солярку, то получится 50 тонн. Найдется ли в нашей республике хоть один сельхозтоваропроизводитель, у которого в конце года заготовлено 50 тонн дизельного топлива для предстоящей посевной? Вряд ли. С деньгами у наших сельских тружеников (об этом поподробнее и чуть позже) всегда проблема, да и нет у нас таких емкостей для хранения указанного количества «горючки». Вот и весь «ажиотажно-прибыльный» расклад.

Надо отдать должное РЖД, но на этот раз монополисту ( и о монополистах тоже поговорим) удалось несколько сбить ажиотаж на маршруте «Москва – Владикавказ», и,  в частности, запустить 29 декабря состав с Павелецкого вокзала, который прибыл в столицу нашей республики ранним утром 31 декабря. В плотном графике железнодорожного сообщения, оказывается, можно найти такой дополнительный поезд, а с небесным сообщением, видимо, намного сложнее. Только кому от этого легче?

А теперь, собственно, о сельских тружениках, но через призму статистики и важной социальной новации 2018 года, согласно которой минимальный размер оплаты труда составит 9 489 рублей. В официальных статистических отчетах фигурирует показатель — среднемесячная номинальная заработная плата, и исчисляется он делением фонда начисленной заработной платы работников на среднесписочную численность работников и на количество месяцев в периоде. Окончательной статистики за 2017 год (с января по декабрь) еще нет, будет она, вероятно, в конце января, поэтому придется пользоваться данными за три квартала прошедшего года. Так вот за первые три квартала среднемесячная начисленная заработная плата в сельском хозяйстве составила 9 613,8 рублей, а это 42 % от среднемесячной заработной платы по республике. Есть отчего загрустить и о чем задуматься, хотя можно, видимо, слегка утешиться тем, что по сравнению с девятью месяцами 2016 года зафиксирован рост на 13,1%.

Для того, чтобы выполнять требования федерального закона о вышеупомянутом МРОТ, в этом году сельский труженик должен получать в среднем около 15 тысяч рублей, хотя бы из расчета 1,5 МРОТ – другого не дано, иначе никто и не поймет сути социальной новации.

Неплохой рост, но что тогда делать с другими созидателями, которые начинают работают от земли, строят дома и другие необходимые нам сооружения?  По сравнению с девятью месяцами 2016 года, за девять месяцев истекшего года среднемесячная заработная плата в строительстве выросла на 16, 5%, составив при этом 10 705,3 рублей или 46,9% от среднемесячной зарплаты в республике.

Так называемый «черновой» кирпич, обильно поставляемый в Северную Осетию, а своего, как известно, у нас до обидного мало, стоит от 5,5 до 6 рублей за штуку. Профессиональный каменщик без особого напряжения и в паре с исполнительным подсобником способен уложить два квадратных метра в 2,5 кирпича, а это не менее 500 кирпичей. Выходит, материал, уложенный в стену такой приличной для Осетии толщины, оценивается в 3000 рублей, и как здесь оценить труд каменщика? Убежден, что это будет явно не 500 рублей, тем более на двоих. Как минимум, в три-четыре раза больше – иначе никакой уважающий себя каменщик близко к такому объекту и скряге-застройщику не подойдет. Откуда тогда средняя зарплата на «линии», как ее называют строители, около 11 тысяч рублей?  С такой цифрой возникает такое ощущение, что на стройплощадках у нас исключительно неквалифицированные работники, подгоняемые криками «Кирпич!» и «Раствор». Впрочем, на 500 рублей в день даже вышеупомянутого подсобника не найти — ему хотя бы 100-150 рублей в день на обед надо потратить, и домой он тогда принесет только МРОТ, кстати, являющийся показателем биологической выживаемости.  Отрадно, что в наступившем году и строителям, и аграриям нужно будет платить больше – главное, чтобы от этого маховик цен не раскрутился. Хотя куда еще можно раскручивать, если за год строитель нарабатывает на 4 квадратных метра возводимого им жилья?!

Пока нет ясности, как себя в этом году будут вести монополисты, к примеру, тот же гарантпоставщик газа в РСО-Алания, от деятельности которого чуть ли не «некрасовский стон» раздается в наших селах.

Как сельская семья, которая считалась добропорядочной с точки зрения платежной дисциплины, становится злостным должником и ее долг составляет 30, 40, 50 и более тысяч рублей? Оказывается, все просто, и во всем виновата поверка приборов учета – не прошел счетчик регламентированную процедуру, и после дня «Х» оплата начисляется теперь по нормативу. Но если сумма для семьи становится в итоге финансовой катастрофой, значит норматив драконовский и его нужно срочно пересматривать.  Всякое в жизни бывает, и не у каждого сельчанина есть смартфон с календарем, где указывается дата поверки счетчика. Просрочил, к примеру, владелец счетчика процедуру на один месяц, выдайте ему предписание, напоминайте, телеграфируйте, но не ждите, когда сумма долга выйдет на беспредельный уровень.

В конце-то концов, нельзя же тем же ответственным работникам газовой компании по уровню терпения и эффективности выжидательной позиции соревноваться с печально известным «битцевским» маньяком, у которого терпение и агрессия с каждым днем увеличивались в геометрической прогрессии.

Никак не могу осознать и воспринять идеологию наших структур, которые легко могут назвать отдельно взятого человека злостным неплательщиком за поставленные энергоресурсы – воду, газ, тепло и электричество.

Когда говорят «злой человек», понятно, что речь идет о внутреннем и постоянно выливающимся наружу негативе, и здесь умысел сделать ближнему плохо вполне очевиден. А где же явный или жестко продуманный умысел в злостности неплатежей, когда тот же человек, живущий на вышеупомянутые зарплаты в сельском хозяйстве и строительстве, не согласен с суммой платежей, хочет разъяснений, пытается что-то доказать, читая различные, порой заумные документы, но ведь ничего-то у него не получится.

Не получится по одной причине: так сложилось, что в монопольных структурах все подчинено одной стратегической линии — дескать, правильно говорить и правильно считать можем только мы, а если кто с нами не согласен – тот… дилетант. С ярлыками-то у нас проблем куда меньше, чем с обычным трепетным отношением к человеку.  А вдруг что изменится в наступившем году?

автор Сергей Кудзиев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
17.02.2018 Gradus Pro

Что забыл помощник прокурора из Ингушетии в гизельских палисадниках?

«РосАгроЛизинг» посоветовал фермерам Северной Осетии не бояться арендовать технику и животных

Обманутые дольщики жалуются Путину, ходят на митинги и требуют от Битарова проявить политическую волю

Когда математику заменяют калькулятор с репетитором, информатика сводится к Word, а от физики школьники бегут прочь

12.02.2018 Gradus Pro

Про взрывную волну антикоррупционного апокалипсиса на Кавказе

Как создавался дефицит воды в Алагирском районе и как чиновники успешно упражняются в халатности и безразличии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: