Запретить нельзя оставить

Вот уже неделю все новостные ленты заполнены комментариями о запрете абортов и бэби-боксов

На прошлой неделе новостные ленты буквально всех изданий писали о запрете абортов и бэби-боксов. Спорные обсуждения были вызваны  новостью о том, что Патриарх Кирилл подписался под коллективным требованием движений «За жизнь» и «Православные добровольцы», призывающим к запрету абортов. Авторы петиции намерены добиваться запрета на хирургическое и медикаментозное прерывание беременности , противозачаточные средства с абортивным действием, а также вспомогательные репродуктивные технологии. Позже пресс-секретарь патриарха пояснил, что речь идет только о выводе абортов из системы ОМС. Еще одним поводом для обсуждения стал и законопроект Елены Мизулиной о запрете использования бэби-боксов. Проект закона, внесенный на рассмотрение Госдумы в июле, на днях был поддержан правительством. Закинициатива предлагает запретить «деятельность, направленную на организацию анонимного оставления детей» и наказывать за нее штрафом до пяти миллионов рублей. Оба законопроекта объясняются защитой прав детей.

«Градус» тоже решил не оставаться в стороне и проанализировать, как у нас отнеслись к таким запретам. По данным, которые предоставили нам в Республиканском Центре Охраны Здоровья Семьи и Репродукции, ситуация с абортами у нас в республике гораздо спокойнее, чем в целом по России. Так, по словам, заместителя главного врача Ларисы Алдатовой, с  момента открытия Центра в 1994 в республике количество абортов уменьшилось почти в 2, 5 раза.

— В 1994 году, на момент открытия нашего  Республиканского Центра охраны здоровья семьи и репродукции за год в Северной Осетии было зарегистрировано 6 711 абортов, а по России — 2 808 103. В 2014 году по республике эта цифра уже значительно снизилась — 3 397, по России- 814 162. А в 2015 году в нашей республике было сделано 2 822 аборта, из которых 2 591 в малых сроках, — рассказывает Лариса Алдатова.

Как рассказали нам в Центре охраны здоровья семьи и репродукции, каждый год около 260-270 женщин соглашаются сохранить беременность. Но, тем не менее, запрещать прерывание беременности нельзя. Это может повлечь за собой увеличение количества криминальных абортов. И последствия таких законодательных инициатив известны по всему миру.

 — Мы однозначно против абортов. И делаем все возможное, чтобы у нас их было меньше, а детей рождалось больше. Но и запретить женщинам прерывать беременность неправильно. Потому что есть такие моменты, когда аборт может спасти чью-то жизнь, я имею в виду аборты по медицинским показаниям. Запреты не помогут, просто вырастет количество криминальных абортов.

При нашем учреждении функционирует центр медико-социальной поддержки беременных женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Кабинеты с аналогичным названием функционируют во всех женских консультациях республики. Бывают случаи, когда женщина по каким-то причинам не может или не хочет донашивать беременность, такая женщина может обратиться к нам в центр, и мы постараемся ей помочь в пределах наших возможностей.

Со всеми обратившимися на прерывание беременности в центре проводятся беседы, касающиеся вреда аборта, его последствий,   современных методов предохранения от нежелательной беременности. Во всех беседах также идет речь и о том, что нежелательно начинать половую жизнь слишком рано, чтобы не навредить своему репродуктивному здоровью.

С каждой девушкой, которая приходит на аборт, мы разговариваем, узнаем причину, по которой она приняла такое решение, и, конечно, пытаемся переубедить ее на вынашивание и дальнейшее воспитание ребенка.

Более того женщине, обратившейся  в центр по поводу прерывания беременности, дается время на обдумывание своего решения в течение 48 часов.

— Аборт в тот же день не производится. И только после повторной беседы через 48 часов, если женщина настаивает на прерывании, мы отказать не можем. Девушке также предлагается ознакомиться и подписать информированное добровольное согласие на прерывание беременности,  в котором описаны все осложнения и  последствия прерываний.

Хочу отметить и то, что у нас в центре аборты делают только на ранних сроках, так как это более щадящее прерывание беременности. В целом у нас в республике ситуация по абортам гораздо спокойнее, чем в целом по России. И наше учреждение продолжит работу в этом направлении. С момента открытия нашего центра количество абортов в республике уменьшилось почти в 2, 5 раза.

Как рассказала Лариса Николаевна, по результатам опроса, наибольший процент женщин объясняют свое решение следующими причинами:

— На первом месте — «не хочу, не вовремя». На втором месте — «вне брака».

То есть причин «негде жить», «нечего есть» не встречалось.

Врач акушер-гинеколог Лаура Канатова имеет опыт работы и в Северной Осетии, и в Красноярском крае. Она тоже против абортов, и даже не делает их своим пациентам из личных убеждений. Своих. А прерывать беременность или нет – женщина имеет право выбрать сама, по ее мнению.

Я против абортов однозначно. Понимаю, почему сейчас все говорят об этом. Но я не согласна ни с тем, чтобы аборты полностью запретить, ни с тем, чтобы их вывели из системы ОМС. Это право женщины — выбирать, хочет она рожать или нет. Это ее репродуктивная система. Просто надо понимать, если запретить аборты в мед учреждениях, вырастет количество криминальных абортов. Это однозначно, все через это проходили. И возрастет смертность беременных женщин и количество детоубийств. Я их не делаю по моральным, этическим, религиозным соображениям. К абортам относятся наши женщины вполне адекватно. Я знаю, как тяжело переживают женщины, которые были вынуждены пройти через эту процедуру. Но и не могу сказать, что мне попадались такие набожные женщины, которые вопреки всему донашивали  нежеланную беременность.

Лаура отмечает, что в сравнении с тем регионом, в котором она сейчас работает, наши молодые девочки вступают в ранние половые связи гораздо реже, что в целом существенно снижает количество абортов у несовершеннолетних.

У нас все-таки довольно высокое половое воспитание… В Осетии начало половой жизни отодвинуто на более позднее время, там, где я живу сейчас, раннее половое созревание, я бы даже сказала, что имеет место половая распущенность… С 12-13 лет у девочек уже разные половые партнеры. В Осетии такие случаи единичные. И, как правило, если это заканчивается беременностью, девушку либо воруют, либо история любви так и заканчивается.

У нас в республике среди старшеклассниц максимум одна из двух классов будет жить половой жизнью. И соответственно уровень абортов несовершеннолетних намного меньше — вообще маленький процент.  Нужно вести статистику, мы в Красноярске ведем статистику по прерываниям.

Приходят на аборты у нас и замужние девушки. Например, вторая случайная беременность, первый ребенок маленький, физически и материально воспитывать другого малыша возможности нет.

Отметила врач акушер-гинеколог и республиканские минусы.

Государство пока поддерживает аборты. Они входят в систему медицинского страхования и делаются здесь, в Красноярском крае, бесплатно. В Осетии, к сожалению, эта процедура платная. Наркоз, медикаменты, — все это у нас проблематично. В Красноярском крае в этом плане коммунизм — четко соблюдаются законы. Все, что положено бесплатно – делается бесплатно, комфортно и доступно. А имеет на это право любая беременная женщина до 12 недель. Если срок больше – то только по показаниям врачебной комиссии. Причины позднего прерывания беременности могут быть разные: это и порок у плода, и здоровье женщины,  не позволяющее выносить этого ребенка, изнасилование. Раньше еще входила графа, если сидит муж, но, кажется, эту графу в 2012 году убрали.

По словам Лауры Канатовой, если женщина надумает прервать беременность, она найдет способ, где и как это сделать. Поэтому важно не запретить, а выстроить всю систему так, чтобы это делалось в медицинских учреждениях, под наблюдением специалистов и было доступно для женщин разных социальных категорий.

— Наука так шагнула вперед,  сейчас беременность можно прервать медикаментозно, не подвергая здоровье женщины каким-то рискам. Это официально признанный в нашей стране медикаментозный аборт, его стараются внедрить. Принимается таблетка, которую назначает акушер-гинеколог, но в свободном доступе их не будет. Женщина принимает таблетки в течение какого-то времени и одновременно наблюдается у участкового врача-гинеколога. После делает контрольное узи, пьет антибиотики и также еще в течение 42 дней находится под наблюдением гинеколога.

Более жесткой позиции придерживается священнослужитель РПЦ Отец Георгий. Он высказал точку зрения, которой должен придерживаться любой православный человек, но и категоричных высказываний священнослужитель постарался избежать:

—  Чем человек невежественнее, тем он категоричнее. Поэтому не хочется подводить свои слова под категории и категоричность… Бывают разные ситуации, разные жизни, разные судьбы и моменты. Нельзя под одну гребенку просто взять и подмести всех. Но на данном этапе развития нашего общества, России и Осетии, аборт — это грех, это убийство.

Отец Георгий говорит, уже на момент деления клеточек в организме матери аборт считается убийством.

— Когда  в животике мамы одна клетка начинает делиться на две, две на четыре, четыре на восемь… Этот процесс по-научному еще называется  метоз. Вот уже это первые проявления личности, нового человека. Как  только начала клеточка делится, уже на этой стадии аборт является смертным грехом. Детоубийством. Я уже не говорю о том, когда плод созревает и принимает более менее человеческий вид. Я говорю только о самом начале. Если Господь тебе даровал, значит даровал. На моей практике священника, я с 2001 года священник, а в церкви с 1993 года,  очень большой процент случаев, когда  врачи в один голос маме говорят: «убирай ребенка, у тебя родится даун или с ребенок отклонениями, и ты будешь мучиться», но мама не слушает и не делает аборт, а потом у нее рождается абсолютно здоровый ребенок. Такие случаи есть, их много. Эти мамы приходят и рассказывают свои истории, как были в положении, что им тогда говорили, а они мирились. Говорили, что значит это их крест. А потом рожали здоровых детей. Сейчас им по 6-8 лет, они перед моими глазами бегают каждое воскресенье, вижу их во время службы, радуюсь.

Отец Георгий поделился и историей своего рождения. Перед его матерью тоже встал непростой вопрос: уже во время родов врачи предупредили, что смогут спасти либо ее, либо малыша…

—  Единственное, бывают такие моменты, когда врач говорит… так было, когда родился я. Мама рассказывала. Так вот, врач сказал, что смогут спасти либо маму, либо ребенка. Роды были тяжелые. И мама написала записку собственноручно. И если бы возник вопрос, чью жизнь спасать, попросила забрать ее жизнь, но ребенка спасти. Но в итоге, Слава Богу, и я, и мама остались живы. А так и ее убеждали во время беременности сделать аборт, потому что у нее были проблемы со здоровьем. И вот я живой пример… Не знаю, может быть аборты как-то можно оправдать угрозой жизни, но все равно убийство остается убийством.Как если бы враг на вас напал и вы его убили… Вы же совершили убийство. Просто степень вины меньше… Знаете, правда у каждого своя. И у той женщины, которая пошла на аборт, потому что ей врачи сказали… У всех своя правда. А вот истина — она одна. И против нее ничего не сделаешь.

Председатель Комитета Парламента РСО-А по социальной политике, здравоохранению и делам ветеранов Виталий Базаев в своем комментарии отметил, что прежде всего женщинам нужно предоставить право выбирать самой, рожать или нет. Хотя бы по той причине, что если женщина выносила и родила ребенка не по собственному желанию, потом она его может бросить или убить…

Аборты делают по разным показаниям: по медицинским, по социальным причинам, когда женщина не имеет ни духовных, ни материальных возможностей выносить этого ребенка, а дальше родить и воспитать. Женщины бывают в разных жизненных ситуациях, иногда они и правда  тяжелые. Поэтому я считаю, что прежде всего женщина должна сама решать этот вопрос, но только в тех случаях, когда осуществление аборта не противопоказано, когда еще срок маленький. Хотя я, как врач, могу сказать, что любое прерывание беременности наносит ущерб женщине. Я не поддерживаю аборт. Но считаю, что к проблеме нужно обратиться в другом ключе – не аборты запрещать, а профилактикой нежелательной беременности заняться. То есть меры принимать до аборта. Частое прерывание беременности наносит еще больший вред репродуктивной функции женщины. В принципе, многие после аборта и вовсе  лишались возможности иметь детей.

Мы как -то рассматривали одну закинициативу, где предлагалось, хотя это и сейчас так должно быть,  что любой врач-гинеколог должен провести беседу с беременной, выяснить причины, которые ее толкают на аборт. Может быть, она приняла это решение в горячке.

Но если уже беременность нежелательная наступила, она решилась на аборт, то надо объяснить женщине последствия аборта. Тем более последствия криминальных абортов, сделанных не в медицинском учреждении, а иногда и в медицинском. Некоторые не только здоровья, но и жизни лишались. Поэтому нельзя допустить таких категоричных запретов. Эту проблему так не решить.

Еще в марте месяце североосетинские парламентарии поддержали проект закона, предлагающий узаконить уже имеющийся опыт субъектов РФ по установлению специализированных мест для анонимного оставления ребенка. А теперь Госдума поддержала инициативу сенатора  Елены Мизулиной о запрете «бэби-боксов».

«Целесообразность принятия законопроекта обусловлена необходимостью выполнения Российской Федерацией положений Конвенции о правах ребенка, поскольку существование в ряде субъектов Российской Федерации специально создаваемых мест для оставления детей после рождения нарушает статьи 6-9 и 19 данного международного договора. Правительством Российской Федерации законопроект поддерживается при условии его доработки с учетом имеющихся замечаний», — говорится в выдержке из отзыва, который приводится на сайте.

Мизулина внесла в Госдуму законопроект, запрещающий установку бэби-боксов, в начале июня. В пояснительной записке к документу сказано, что поощрение отказа от детей не избавляет матерей от «сложных жизненных обстоятельств», а лишь усугубляет ситуацию, «порождая в том числе отдаленные негативные последствия как для ребенка, так и для самой матери». Запрет на установку бэби-боксов, как полагает сенатор, устранит правовой пробел в российском законодательстве, породивший «порочную практику анонимного оставления новорожденных детей в специально создаваемых для этого местах».

Председатель Комитета Парламента РСО-А по социальной политике, здравоохранению и делам ветеранов Виталий Базаев считает наоборот, что оставить ребенка в специализированном боксе куда гуманнее, чем бросать детей на обочинах дорог и мусорных баках.

Знаете, женщина, которая носила своего ребенка 9 месяцев, родила, а потом все-таки решает бросить, хорошо подумала над этим решением. И отсутствие боксов ее не остановит. Она все равно ребенка бросит. Ладно, если она его еще в медицинском учреждении оставила. А если, как это делают многие, бросит на улице? В холод? На свалку? Раньше отдавали детей в церкви, потому что точно знали — там ребенок в безопасности. Бэби-боксы — современная разновидность. Их распространение не будет стимулировать женщин оставлять своих детей  там… Прежде чем оставить ребенка, наверно, женщина об это сто раз взвешенно подумает, хотя есть такие случаи, когда женщины, практиковали многочисленные беспорядочные половые связи, беременели, рожали одного ребенка, бросали, рожала второго, у него диагностировали сифилис. Я знаю такой случай, Слава Богу, ребенка вылечили и его усыновила бездетная семья, но почему мы вместо всех этих законов не подумаем о стерилизации таких женщин? Знаете, из медицинских и социальных соображений я бы подвергал таких женщин этой процедуре. В конце концов дети же не при чем? Малыш имеет право родиться и вырасти здоровым человеком в нормальных условиях.

Уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова  поддержала запрет абортов в России, но подчеркнула, что этот вопрос требует  системного подхода.

— Весь цивилизованный мир не первый год выступает против такого явления, как аборты. Надо делать упор на защиту традиционных семейных ценностей, поддержку материнства и помощь молодым семьям.

Также было отмечено, что в России успешно работает система консультаций для беременных женщин, специалисты которой отговорили 67 тысяч будущих мам от абортов. Но так ли важно отговорить от аборта? Если в итоге женщина выносившая и родившая ребенка потом ищет для своего малыша, специализированный бокс?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
22.07.2018 Gradus Pro

Стратегия-2030 обещает, что республика завалит народ собственными продуктами

Полпреды президента на Северном Кавказе появляются и исчезают, а проблемы остаются

О том, как без глаз и ног отстаивать свои законные права

Битаров запретил Центру занятости тратить деньги на маникюрщиц и парикмахеров

Депутаты Северной Осетии отправили в Госдуму предложения по пенсионной реформе

16.07.2018 Gradus Pro

Или как быстро инфляция съест прибавку к пенсии в 1000 рублей

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: