«Затухающий огонек»

24.04.2019 Gradus Pro

Безуспешная попытка переиграть судьбу

Если при словосочетании «Французская новая волна» у вас не клокочет в душе, то, позвольте, хотя бы высказаться. Объяснять все навороченные фишки этого кинематографического течения времени мало, поэтому давайте господа в формате 30 секунд: Французская новая волна – это…..

Нет, стоп! Скучной терминологией здесь не обойдешься, к великому счастью. Этому движению необходимо уделять бесценные минуты, если проще, приходите и включайте фильмы пионеров – Франсуа Трюффо, Жана — Люка Годара, Эрика Ромера, Клода Шаброля, Луи Маля и т.д.

О последнем хочется сказать намного больше. Юное дарование и дьявольски режиссерский взгляд. Он улавливал ускользающую красоту Жанны Моро и вскрывал печальный внутренний мир Мориса Роне, показал всем как надо в молодом возрасте снять дебютную «полнометражку» и снискать славу у всего французского кинематографического междусобойчика. Без него мой экзальтированный восторг по кино был бы бессмыслен. В общем-то, если отбросить в сторону мое упоение режиссером, то останется превозносить жемчужину 60-х, его третью картину «Затухающий огонек» из негласной трилогии (помимо «… огонька» туда входят «Любовники» и «Лифт на эшафот») о неотвратимости судьбы и вселенской скуке французской буржуазии.

Главного героя играет вечный экранный соперник Алена Делона – Морис Роне. К слову, он уже снимался у Маля, до этого его можно было наблюдать в роли нерасторопного любовника в «Лифте на эшафот», и если там он делил экранное время с невероятно красивой Жанной Моро, то в » Затухающем огоньке» находится в авангарде.

Итак, встречайте легендарный Ален Леруа — то с восклицанием, то с тихим, безнадежным вздохом его встречают старые знакомые и когда-то любимые женщины. Алену за тридцать, и он только вышел из дорогой версальской клиники, где лечился от алкоголизма. Приведшая в ту самую клинику беспечная жизнь обаятельного бонвивана была полна и страданий и ррадостей. Ален воевал в Алжире и кутил со всей парижской богемой, несмотря на разнузданный образ жизни все же женился, но как оказалось неудачно. Уложить себе на колени грустную гримасу и приласкать Алена готова любая дама, тем не менее, места себе в этом мертвом мире он все никак не отыщет, а причины жить для него слишком призрачны, почти что неосуществимы.

История пропитана ядовитой меланхолией, и через тернии бесхребетной тоски Ален и начинает свою одиссею по скорее анти-бодлеровскому Парижу. Старые знакомые принимают его с распростертыми объятиями, а Алену остается отчаянно хвататься за тот французский бомонд, который некогда он и подпитывал своим огнем. Тогда казалось, что он не угаснет никогда, но вот не задача — он тлеет, а Ален, скажем, мягко говоря, не с мужеством выносит это мучительное и остервенелое угасание.

Этот грустный и легко угадываемый сюжет о пустой, бессмысленной жизни аристократов, слезы которых наверняка горше, чем у бедняков – проходит красной нитью. Однако Маль не был бы Малем, если бы не «впрыснул» в этот обыкновенный и, замечу, автобиографический сюжет – важной ремарки.

«Затухающий огонек» – экранизация произведения писателя-маргинала Пьера Дрие ла Рошеля об еще одном писателе Жаке Риго, да, том самом которые кутил с Модильяни и Кандинским, с Андре Бретоном и Арагоном. И да, именно он, все с тем же Рошелем, создал так называемое «Генеральное агентство самоубийств», способствующее уходить из жизни людям за их же деньги. Луи Маль слегка переработал этот биографический сюжет о Риго, заменив его Аленом Леруа, все таким же бесцеремонным кутилой.

Важно заметить, что фильм говорит еще об одной важной для современного мира вещи: об упадке мужского начала, который теперь в наше время приобрел гротескные формы отсутствия маскулинности. Рассмотрев «под стеклом» Алена, мы видим слабого, меланхоличного, инфантильного и безответственного 30-летнего мужчину, с радостью бы окунувшегося в этот беззаботный и лихой период его юности и искрящейся шампанским и беспорядочными половыми актами молодости. Все это Луи Маль драпирует, конечно же, величественно трагичной музыкой Эрика Сати и бездыханной «плотью» Парижа, по которому бесконечное фланирование Алена напоминает едва ли не катабасис Данте.

Magnum opus Луи Маля надавливает не только на болевые точки аристократии Франции, он показывает, насколько та обрамляющая порочная цепь душит лучших из них, и как они в припадках «гипоксии» силятся жить нормальной жизнью.

«Затухающий огонек» – это Монблан, на который Малю за всю его карьеру так и не удалось вскарабкаться вновь.

Автор — Азамат Плиев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Суду потребовался эксперт для рассмотрения архива по делу Цкаева

«Мусорный» оператор просит подождать и обещает перемены к лучшему

Знаменитый тренер Анатолий Маргиев о турнире в Китае и шансах осетинских вольников на Олимпиаду в Токио

Подсудимые отказались давать показания и снова настаивают на закрытом процессе

Учителя 21 века: безмолвные, загнанные, перегруженные

08.10.2019

Председатель комитета по охране и использованию объектов культурного наследия Эмилия Агаева о сложностях борьбы за историю

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: