Зазаборье

С рождения, а может быть и раньше, мы знаем о полярности мира. Отличаем свет от тьмы, чувствуем разницу между добром и злом, ощущаем холод и тепло… Но со временем понимаем, что в чистом виде яркий свет и беспроглядную тьму можно увидеть лишь изредка. В основном наш мир все больше серый, и оттенки его растянуты от цвета легкой весенней непогоды или зыбкого туманного утра до густой болотной жижи и надвигающегося мрака.

Какого цвета наши заброшенные горы? Какого оттенка наши камни? Проседающие башни, осиротевшие галуаны и крепости? С какими мыслями в голове мы по выходным возвращаемся в свои ущелья? Зачем? Что пытаемся обрести?

В горах не смолкает ветер, сбивает с ног. И маленький ребенок, потрясенный, ошарашенный громадой и мощью сторожевой башни, дрожа от холода спрашивает: «Как же они здесь жили? Каким же они были?»

Как жили они, преодолевая каждый день эти горы, эти кручи, головокружения на краю обрывов? Как могли не замечать этого резкого ветра, обдирающего кожу, обрабатывая скудные, крутые склоны. Воевать, петь, любить… Здесь и день короче, и лето словно недолгий сон. И нет времени на слабость и витиеватые мысли.

Задрав голову к небу, обомлев перед взметающейся ввысь башней, ребенок вглядывается в прошлое. И оно ему открывается, он узрел своих предков, впервые задумался об их характере и силе. Так было всегда, чтобы узнать тех, кто жил на земле прежде тебя, не достаточно учебника истории, нужно что-то еще…

Что мы ищем в горах, если не свидетельства того, что мы были и прежде… Мы ищем себя и находим. Возвращаемся в круг родных, где каждый склон, каждый уступ и камень хранят следы их бытия.

И каждому из нас жизненно необходимо хоть в щелочку, хоть в замочную скважину смотреть на то место, где сильный ветер рвет серые облака, близкие звезды меняют ночь, а земля поднимается над всеми тенями мира в сияющее небо.

Лишь стоя на вершине, глядя на камни, сложенные башней, потирая красные обветренные руки, ребенок может вообразить мощь колен и родов своего народа, уходящих в века. Коснуться фундамента, заглянуть в бойницу крепости, уловить движение сумрака в высоких сводах и стать иным, настоящим…

Но, беззащитная немая история в камне исчезает. Постройки рассыпаются, горы обрастают оградами, и груды сокровенных камней теперь надо искать за чужими заборами. Или эти груды камней, наконец, нашли хозяев? Тогда почему памятники продолжают осыпаться в пропасти в то время, как дворцы растут к небесам?

Говорят, серые камни Цмити растаскивают для строительства заборов вокруг дачных особняков новых алдаров. Говорят, здесь же, в руинах, устраивают загоны для скота.

В ноябре уже минувшего года мы, заглянув в Цмити, бродили в тумане по останкам древнего городища и обнаружили скелет, торчащий из склепового окна, расположенного на уровне головы взрослого рослого мужчины. Кто-то тянул скелет за ноги, пока он не застрял в проеме, его и потом тащили, пока не оторвали голени…

В феврале, буквально на днях, заглянули в Дзивгис. К наскальной крепости теперь надо проходить узким коридором, меж двух заборов выше человеческого роста. Прямо под скалой два дома – один из них — свеженький сруб, вокруг которого суетятся рабочие. Узкая дорожка к памятнику федерального значения — дар новых алдаров своим соотечественникам: протискивайтесь и да обрящете. А в самой крепости грязь, разбитое стекло, окурки, следы костра и тошнотворный запах из темноты…

В полумраке древние коридоры уводят под гору, но теперь ведут лишь во тьму. В тупик. В окна и бойницы льет свет, и кажется, что за стенами крепости светлый, слепящий мир. Но, это иллюзия. Если выглянуть и посмотреть вокруг — прямо под скалой начинается мир цвета густой болотной жижи и надвигающегося мрака…

Время старых камней миновало. Новые алдары с деньгами и разрешительными бумагами продажных чиновников идут по черепкам. Серый мир хрустит и крошится.

Да, с течением времени все меньше хочется красить серых ворон черными чернилами, усугубляя их принадлежность к ночи. Да, с годами кажется, что можно обойти стену, отсидеться в тени… Но живя в мире серого цвета, разложенного на десятки оттенков, надо понимать, что по одну сторону серого – слепящий белый, а по другую – беспроглядная чернота.

лого

Редакция сайта намерена выяснить, кому принадлежит еще один забор, который упирается в памятник федерального значения, и кто дал разрешение на это строительство. Также мы намерены получить комментарии представителей комитета по охране памятников, местной администрации и прокуратуры.

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Почему людей Хадарцева не пустили в «Единую Россию»

20.05.2019

В Ленинском районном суде Владикавказ допросили двух свидетелей по делу Цкаева

Бюджет-2018 года оказался в сомнительном плюсе

15.05.2019

Мусор и мародеры заполонили кладбища Владикавказа

Газ превратился в злейшего, разрушительного врага, которого выгодно не замечать

Разыскиваются бизнесмены, готовые трудоустроить сотрудников «Электроцинка»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: