Желание отпочковаться

На прошлой неделе произошли два странных официальных события. Причем, в один день, и оба — связанные со здравоохранением. В среду Глава республики Тамерлан Агузаров посетил 1-ую городскую больницу и проинспектировал ремонтные работы в одном из ее корпусов. Все бы ничего, если бы прям на месте не возник вопрос: чье это здание? Чиновники всех уровней так и не смогли найти хозяина или того, кто затеял в здании ремонт, который длится почти десятилетие. Но несмотря на это, после тщетных попыток выяснить, на чьем балансе находится один из корпусов больницы, было принято решение после ремонта использовать его под ЛОР-центр.

Почему именно под ЛОР-центр? Вопрос интересный, поскольку как нам стало известно, в лор-отделение РКБ не стоят очереди пациентов. Врачи, с которыми нам удалось пообщаться, тоже недоумевают: на встрече говорилось, что в будущем центре планируют заниматься проблемами слабослышащих людей, в том числе, и детей, нуждающихся в кохлеарной имплантации. Но у нас на данный момент нет специалистов такого уровня. Да и аппаратура, позволяющая делать такие операции, стоит очень дорого.

Но ЛОР-центр все равно будет, и, как уже заявлено, будет он обслуживать не только жителей Северной Осетии, но и сопредельных республик. И единственное объяснение, которое нашли наши собеседники-специалисты, это то, что Центр открывается под конкретного доктора. Называлась даже фамилия. Но поскольку наши респонденты попросили сохранить свое инкогнито во избежание административных санкций, мы тоже не хотим быть ретрансляторами слухов о личности будущего главного врача нового Центра. Тем более, что ждать осталось не так и уж много ­– новый лечебно-диагностический ЛОР-центр предполагается ввести в эксплуатацию в первом полугодии следующего года.

Более подробно мы бы хотели остановиться на втором событии 9 декабря. Совещание в Доме правительства по проблемам гемодиализа в республике мы сначала собирались проигнорировать, обойтись официальным пресс-релизом – так мы делаем часто, поскольку штат корреспондентов у нас небольшой. Но в ходе инспекции 1-ой горбольницы журналистам сообщили, что встреча в Правительстве будет закрытой, то есть журналистов пустят на 5 минут для протокольной видеосъемки, а само обсуждение будет проходить за закрытыми дверями.

И тут нам стало интересно: почему, казалось бы, такой проходной вопрос в Правительстве будет обсуждаться без прессы? И мы решили попробовать разобраться в ситуации. Сразу скажем, что и в этот раз доктора решились с нами говорить анонимно.

Итак, в настоящее время медицинскую помощь больным, нуждающихся в гемодиализе,  в основном  оказывают Республиканская клиническая больница и два ее филиала в Ардоне и Моздоке. В самой РКБ эту процедуру получают около 180 человек, а вместе с филиалами в Ардоне и Моздоке их количество достигает более 200 человек.

На совещании, в котором принимали участие зампред Правительства Александр Реутов, министр здравоохранения Таймураз Ревазов, главные врачи РКБ И КБСП Анатолий Саламов и Казбек Зураев, Главе республики было доложено, что в РКБ нужно полностью обновить парк используемых аппаратов и в два раза увеличить площадь отделения, чтобы соответствовать нормативам.

Совсем другое нам рассказали специалисты. Сейчас в отделении гемодиализа находится 23 аппарата для гемодиализа – 20 работают, 3 – резервные. И сами врачи говорят, что в данный момент нет необходимости менять весь парк аппаратуры. В сутки отделение обслуживает 60 человек. За каждого пациента Территориальный Фонд медицинского страхования платит около 8 тысяч рублей за одну процедуру. Больной, нуждающийся в гемодиализе, в месяц получает в среднем 12 процедур.

Таким образом, в месяц РКБ за 180 пациентов получает 17 млн 280 тыс рублей. В год – 207 млн 360 тыс рублей. И эти средства лечебное учреждение может тратить по всем статьям расходов.

Теперь о том, чего опасаются врачи, если гемодиализ отдадут в частные руки. Ну, кроме того, что больница обеднеет более чем на 200 млн рублей.

В случае, если отделение гемодиализа окажется в частных руках, а именно в собственности ростовской фирмы «Диалайн» (у которой в настоящий момент больница через владикавказского посредника с наценкой покупает расходные материалы), фирма откажется уже от существующего парка оборудования, установит свое, а у больницы будет просто арендовать помещения. Доход от аренды – мизерный, поскольку ее стоимость в госучреждениях небольшая. Оборудование РКБ невозможно будет законсервировать: если оно не будет использоваться хотя бы один раз в неделю, оно просто выйдет из строя. А каждый аппарат для гемодиализа стоит более 2 млн рублей.

При закрытии отделения в РКБ работу потеряют около 100 человек. И нет гарантии, что новая коммерческая структура возьмет этих специалистов в свой штат.

Но больше всего вопросов у докторов вызывает то, как будет организована подготовка пациентов к процедуре гемодиализа, и каким образом будет осуществляться сотрудничество больницы и частной структуры. В РКБ существует свое отделение нефрологии, где пациентов готовят к заместительной терапии, есть специальная комиссия по гемодиализу, здесь же проводятся операции по формированию так называемого сосудистого доступа для проведения гемодиализа. В отделении под пристальным вниманием нефрологов происходит и процедура ввода пациента в диализ – а это ежедневное очищение крови – для адаптации пациента к дальнейшим процедурам. И как это будет осуществляться в связке с коммерческой структурой, непонятно. Сейчас, когда отделение гемодиализа пока является подразделением больницы, такие проблемы решаются оперативно и без бюрократических проволочек.

Не ясно пока и то, что будет  с «острыми» больными, ведь гемодиализ может срочно понадобиться и пациенту из реанимации, и привезенному на «скорой» больному. Кстати, «тяжелых» пациентов привозят в РКБ и сейчас из того же Северо-Кавказского нефрологического центра, который функционирует при Бесланской районной больнице. Причем, работает он как раз по той схеме, которую предлагают внедрить в РКБ – та же ростовская фирма арендует у райбольницы помещения, в которых размещено 5 аппаратов для гемодиализа. И как говорят врачи, чаще всего это происходит тогда, когда больному нужно больше времени для процедуры. Стандартная длится 2-3 часа, но в экстренных случаях необходимо бывает и 4-х часовое подключение пациента к аппарату. Чтобы не платить сотруднику за переработку, его отправляют в государственную больницу. Как понимаете, лишние затраты на оплату труда работника никто нести не хочет. Какой коммерсант не любит экономить?

Ну, и последнее опасение. Коммерческая фирма может в любой момент закрыться и забрать свое оборудование. А к тому времени аппараты самой больницы придут в негодность, поскольку не использовались.

На совещании 9 октября, судя по официальному пресс-релизу, Тамерлан Агузаров предложил принять принципиальное решение о том, как в республике в дальнейшем будет развиваться гемодиализ:

«Главная задача – чтобы наши люди, страдающие болезнью почек, были обеспечены всем необходимым», — подчеркнул Глава республики.

Но по тону пресс-релиза можно предположить, что решение уже почти принято. В пользу этого говорит  то, что в качестве примера успешной деятельности приводилось отделение гемодиализа в Беслане, которое, цитата: «построено и полностью оснащено за счет инвестиций». Ну, и рефреном проходящее:

«Для кардинальных изменений необходимы внушительные вложения в здания и сооружения,  значительных объемов средств потребует и приобретение новых аппаратов искусственной почки».

Внушительные вложения и значительные объемы средств – это сегодня не про наш бюджет. И, конечно, очень соблазнительно решить любую проблему за счет инвесторов. И если в любой другой сфере неудачную попытку модного нынче частно-государственного партнерства можно будет списать на кризис или еще что-нибудь, то в здравоохранении такая неудача может привести к непредсказуемым результатам.

Как сообщили в Правительстве, встреча с  представителями частных компаний, которые изъявили желание вложиться в гемодиализ, состоится уже в ближайшее время:

«В зависимости от того, насколько интересны будут предложения партнеров, будет выбран окончательный вариант – работать по принципу частно-государственного партнерства, либо отделения гемодиализа будут функционировать  и содержаться исключительно за счет средств республиканского бюджета«, – говорится в пресс-релизе.

И понятное дело, что коммерсанты постараются сделать предложение (или уже сделали), от которого трудно будет отказаться. Иначе бы эта тема вообще не поднималась  и не обсуждалась за закрытыми дверями. Есть еще один аргумент, который демонстрирует, насколько кто-то хочет отдать гемодиализ в частные руки: говорят, что одной из причин смещения Асланбека Моргоева с должности главврача РКБ как раз и была его непримиримая позиция по отделению гемодиализа.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

PRO превратности статистики

Начальник УФСИН об инциденте с Теховым, правах заключенных, «проносах» и переносе изолятора из центра Владикавказа

или куда уходят деньги за обслуживание многоквартирных домов

05.11.2020

Многомиллиардный проект «Алания-парк» ждут к 2024 году

03.11.2020

Вопросы с пятью домами обманутых дольщиков обещают решить до конца года

02.11.2020

Почему осетинской воде тяжело конкурировать на мировом рынке

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: