Живым или мертвым

Родители пропавшего в Санкт-Петербурге владикавказца не знают, кто захоронен под именем их сына

В редакцию «Градуса» обратилась 57-летняя жительница Владикавказа, Аида Паджишвили, которая отчаялась добиться справедливости в высоких инстанциях.

Сдерживая слезы, женщина рассказывает печальную историю. В мае 2014 года ее 29-летний сын Григорий Паджишвили уехал в Санкт-Петербург в поисках работы. Молодой человек устроился охранником в один из гипермаркетов города. 29 октября 2014 года мать позвонила сыну как обычно обсудить бытовые вопросы, договорились созвониться вечером, в районе восьми часов. Но, как оказалось, тот разговор Аиды с сыном был последним. Вечером телефон Григория был уже недоступен.

grigorij

В последующие несколько дней он тоже не выходил на связь, телефон был отключен. Почувствовав неладное, родители стали искать сына через знакомых в Санкт-Петербурге. Однако поиски не увенчались успехом, и, отчаявшись, бывшая супруга Григория, 29 мая 2016 года, подает заявление в полицию на федеральный розыск.

Спустя полгода, в декабре 2016 года, из ЗАГС Санкт-Петербурга был получен ответ о том, что Григорий Паджишвили умер 30 октября 2014 года. В справке о смерти были указаны две причины: а) Острая коронарная недостаточность; б) Другие формы острой ишемической болезни сердца. Получив трагическое известие, в Северную столицу вылетает отец Григория – Ашот Паджишвили, которому становится известно, что труп сына держали в морге три месяца, но почему-то родителям о смерти сына не сообщили, ни сотрудники МВД, ни Следственный комитет, ни работники морга. И это несмотря на то, что в момент смерти гражданский паспорт с регистрацией во Владикавказе был при нем.

— Никаких официальных документов о причинах смерти сына получить в Следственном комитете Санкт-Петербурга отцу так и не удалось, как не удалось и увидеть фотографии с места происшествия, — подчеркивает Аида.

Как впоследствии выяснилось из ответа Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу, фото-фиксации трупа при его обнаружении и осмотре сотрудниками полиции, вопреки служебным инструкциям, не производилось. Труп человека, который предположительно является Григорием Паджишвили, захоронен на кладбище в Санкт-Петербурге, где хоронят бомжей или людей, чьей судьбой родные не интересуются. Странно и то, что в качестве причины смерти указано «отравление наркотическим веществом — метадоном», в отличие от сведение из справки о смерти ЗАГС, в которой ссылаются на сердце.

По словам Аиды Паджишвили, она звонила на кладбище и интересовалась стоимостью эксгумации трупа. Процедур не из дешевых — 100 тысяч рублей.

— Мы бы как-нибудь собрали с мужем эти деньги, но мы не уверены, что это наш сын, я хочу быть на 100% уверена, что это он, — категорично заявляет Аида. — Чтобы установить, на самом ли деле захоронен наш сын, нужно сделать ДНК-экспертизу, но для этого нужно соответствующее разрешение, а как его получить, я не знаю, ведь даже на наши простые вопросы мы до сих пор не получили ответов. Мне говорят – подавай в суд. А какой смысл судиться с правоохранительными органами, да еще и в далеком Санкт-Петербурге?

Паджишвили поясняет, какие именно вопросы ставились перед сотрудниками Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу. Почему при наличии у сына гражданского паспорта с регистрацией (пропиской), не нашли его родных? Почему не проводилась фото-фиксация при осмотре трупа? Почему никто так и не ответил на вопрос, какие у сына были особые приметы на теле? Ответа на логичные вопросы они с супругом не получили, хотя обращались в различные инстанции самого высокого уровня, начиная с Президента Путина и заканчивая руководителем Следственного комитета России Бастрыкиным.

Аида также пыталась привлечь внимание к горю своей семьи и в родной республике.

— Обращалась к депутату Парламента Северной Осетии Геннадию Родионову, но единственное, чем он помог — посоветовал обратиться к осетинской диаспоре в Санкт-Петербурге. Конечно, если будет установлено, что это мой сын, мы обязательно его перезахороним здесь, в Осетии. Сын Григория, которому скоро исполнится 8 лет, думает, что папа на заработках, и часто меня спрашивает, когда же он приедет. Пряча слезы, я даже не знаю, что ему ответить, даже не потому что он еще маленький, а потому что и сама точно не знаю, что случилось с моим сыном. А может быть, он даже жив».

Женщина надеется, что публикация в СМИ сдвинет дело с места, и история ее сына, окутанная мраком, прояснится.

— Верю, что в республике найдутся люди, которые обратят внимание на то, что вопреки здравой логике, молодого человека похоронили, не оповестив об этом родных и не проведя процедуру опознания. Пользуясь случаем, обращаюсь к руководству республики, депутатам Государственной Думы и сенаторам от Северной Осетии с просьбой посодействовать в установлении истинной картины произошедшего, эксгумации тела и проведении ДНК-исследования.

Наверное, не лишней будет и консультация опытного юриста, который сможет помочь грамотным советом и подскажет направление дальнейших действий живущей в горе и неведении семьи.

Номера телефонов Аиды Паджашвили: дом. 54-72-03; моб. 8-928-485-88-77.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Главное с Антикоррупционного форума: порочные госказупки и «элитное» питание

В смерти двухлетнего мальчика не могут разобраться 7 лет

ММАшники Северной Осетии просят огня

16.10.2017 Gradus Pro

Полет дизайнерской мысли во Владикавказе скрывают от излишней скромности и чрезмерной халатности, и только «Сердце столицы» открыто и горячо

Битаров испытал в Моздокском районе целую гамму чувств

Дмитрий Анатольевич, благословите, мы нашли за что держаться — биоэтанол

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: