Журналист – это, прежде всего, порядочность

25.06.2015 Олег Кусов

 

Ещё один из нас, североосетинских журналистов,  ушёл из жизни. Представители одного поколения  – Олег Доев, Эрик Токаев, Володя Дзуцев, Алексей Казаков. Зловещий знак – все они журналисты и все ушли от одного недуга. В чём заключается страшный мистицизм, в принадлежности к профессии или к поколению? Думаю, ни в том и ни в другом. Смерть – загадка жизни, далеко не всем дано её постичь на Земле. Поскольку это неподвластно нашему разуму, будем просто скорбить и помнить о хороших людях.

Журналистская судьба Алексея Казакова складывалась необычно. Он нашёл себя в этой профессии в нашей республике, приехав из Калмыкии, где до этого занимался музыкой. А перед работой на североосетинском ТВ Алексей играл в военном оркестре владикавказского гарнизона. Как и при каких обстоятельствах он поменял профессию, я в точности не знаю, но убеждён, что Алексей не мог этого не сделать. Журналистика – это образ жизни, особый взгляд на всё, что происходит вокруг. Динамика была в характере Алексея. Поэтому он, как рыба в воде, чувствовал себя в информационной стихии. Он относился к журналистам, которые не умели работать над материалами в кабинетах.

На североосетинском ТВ Алексей Казаков был, конечно, одним из ярких ведущих программы «Иристон сегодня». До сих пор я сожалею, что не принял в конце 80-х годов предложение тогдашнего руководителя ТВ и радио республики Булата Фидарова влиться в команду тех, кто преобразил информационное телевещание. Новое время дало возможность проявиться в журналистике новым идеям. Программа «Иристон сегодня» стала любимым детищем Фидарова, и по всем жизненным законам тогда сразу нашлись креативные и творческие исполнители. Алексей брался за всё и всё делал добросовестно. Он никогда не относился равнодушно к своему делу.

И всё же мне удалось поработать с Алексеем в одной редакции. Несколько лет в начале 1990-х годов мы с ним были собственными корреспондентами по Северной Осетии еженедельника «Северный Кавказ». Писать приходилось много, в том числе и под псевдонимами. Так получалось, что я по ошибке выслушивал претензии недовольных людей за его статьи, а он – за мои, поскольку читателей своими псевдонимами мы запутали напрочь.

И однажды «Северный Кавказ» заслужил немилость действующего руководителя республики – не хочу называть его фамилию, поскольку до сих пор я отношусь к нему с безграничным уважением, несмотря на то, что в те годы не раз критиковал его действия (именно действия, а не его самого – это принципиально).

Дело было перед выборами президента республики. Алексей передал в редакцию материал о том, что ректорат одного из вузов поручил студентам собирать предвыборные подписи в поддержку действующего руководителя. В принципе, ничего криминального в этой истории не было, но тогда мы только учились демократии, щепетильно относясь ко многому, о чём сегодняшние  политики даже не задумываются. Руководителю, конечно, эта информация в региональной газете не понравилась. Когда он выходил из Дома искусств, после очередной встречи с избирателями, на ступеньках заметил нас, нескольких журналистов. Развернулся, снял перчатку, протянул руку близстоящему. Я оказался вторым. Руководитель по инерции протянул руку, но, увидев меня, передумал и надел перчатку:

— Опять «Северный Кавказ» напакостил? – спросил он.

Мой ответ был кратким и правдивым:

— Информацию в редакцию передал не я.

Кто это сделал, я, естественно, не стал уточнять, но ведь мой собеседник такими подробностями не интересовался. Хотя допускаю, что руководитель не стал расспрашивать только из-за того, что был убеждён в моём авторстве – всё это соответствовало тогдашней моей журналистской репутации. Невольные свидетели сцены с трудом дождались отъезда руководителя, чтобы вылить на меня ушат весёлых шуток. Долго они ещё вспоминали столь колоритный эпизод.

Я так и не рассказал о нём Алексею Казакову. Он был совестливым человеком – зачем ему испытывать неловкость за курьёзный инцидент? Вот, что, пожалуй, составляло суть его внутреннего цензора – не причинять человеку излишних неприятностей. Так, видимо, и надо работать журналистам: критикуй человека, если ты полностью уверен в его вине, иначе – лучше промолчи.

Алексей Казаков был и журналистом, и человеком глубоко порядочным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
26.02.2020

Полицейские раскрыли резонансное убийство в Алагире

19.02.2020

Открытое письмо Прокурору республики Александру Морозову

18.02.2020

Впервые осетинка попала на обложку всемирно известного журнала

17.02.2020

Сборы для маленькой Арнеллы превысили 15 миллионов рублей

14.02.2020

На начальника Управления архитектуры и градостроительства АМС Владикавказа могут завести уголовное дело

Алагирцы жалуются на мусор, отсутствие воды и плохую больницу

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: