Зораб Риза-Заде: В Осетии все знают об общих корнях с иранцами

Владикавказский иранец о связях с исторической родиной, шиитской мечети и осетино-иранских отношениях

Известный факт, что Северная Осетия является многонациональной республикой, где проживают представители самых различных этносов. Большинство из народов, представленных в республике, имеют свои национально-культурные общества, объединенные в организацию «Наша Осетия». Исторически сложилось, что притяжением различных народов Азии, Европы и Закавказья являлся Владикавказ — крупный торговый и политический центр Юга Российской империи.

Одним из многих этносов, осевших в 18 веке во Владикавказе, были персы, потомки которых по-прежнему живут в столице Северной Осетии. Персы или иранцы являются древним и родственным осетинскому народом. В тоже время о владикавказских иранцах мало что известно. «Градус» решил восполнить данный пробел и пообщался с заместителем руководителя иранского национально-культурного общества «Единение», членом общественного Совета при префектуре Левобережного района Владикавказа Зорабом Риза-Заде.

— Основателем нашего общества в августе 2015 года был мой родной дядя Рашид Риза-Задэ, которому в минувшем ноябре исполнилось уже 70 лет, он и является на сегодняшний день председателем. А изначально владикавказские персы входили в состав азербайджанского национально-культурного общества «Азери».

— С чем связано решение выйти из состава «Азери»?

— Дело в том , что началось деление азербайджанской диаспоры в России на сторонников ВАК (Всероссийский азербайджанский конгресс) и «Азеррос» (Азербайджанцы России). Мы не хотели быть вовлеченными в этот процесс, потому решили организовать свое иранское общество.

— Известно, что в Иране проживает около 20 миллионов азербайджанцев. Некоторые ученые и общественно-политические деятели в Азербайджане называют север Ирана, где компактно проживают азербайджанцы, Южным Азербайджаном. В связи с этим нет ли некоторой напряженности в отношениях между иранским и азербайджанским обществами?

— У нас нормальные отношения с «Азери». Мы эти вопросы не поднимаем и не обсуждаем. Что нам делить здесь? Пусть они там разбираются, а нам здесь делить нечего.

— Было бы интересно узнать, как ваши предки попали в Осетию?

— Еще в 19 веке старший брат моего дедушки Мамед-Ага приехал из Ирана во Владикавказ. Тогда уже здесь проживало много персов. Очевидно, жить во Владикавказе было комфортно и престижно и наверняка брат деда приехал именно сюда по этим причинам, а не осел в Баку или Тифлисе. Мамед-Ага был предприимчивым человеком и спустя время открыл здесь пекарни. В 1910 году во Владикавказ попал уже мой дедушка Насрулла, которому тогда было всего два года. Так наша семья пустила корни здесь, во Владикавказе.

— Какие-то интересные эпизоды из жизни вашего деда вам известны?

— Знаю, что в 37-м году он по чьему-то доносу год отсидел здесь в тюрьме. Причиной явилось то, что он был иранец, иностранный поданный. Потом, правда, разобрались, что он не шпион, его освободили. Хорошо, что так обошлось, сами знаете какие времена были.

— Сколько всего персов проживает в республике?

— Такими данными я не владею. Могу сказать, что в нашем обществе состоит до 80 человек, все они проживают во Владикавказе.

— А каково ваше отношение к тому, что в бывшей шиитской мечети вновь создают планетарий?

— Негативное. Это историческое здание мечети, ее построили персы в 19 веке, то есть предки тех людей, которые сейчас состоят в иранском обществе. Я плохо отношусь и к тому, что в кирхе сделали филармонию. Там где был раннее храм, должен быть храм. Возможно, сейчас в городе нет уже лютеран-католиков, но мусульмане-шииты же есть. Хочу, чтобы и планетарий у нас был, но в другом месте. Я сам астроном-любитель, у меня даже телескоп есть.

— Ваше общество обращалось с просьбой передать вам историческое здание?

— Наше общество совместно с объединением мусульман-шиитов Владикавказа, а также обществом российско-иранской дружбы «Иран-Иристон» совместно обращались к руководству Северной Осетии. В 2018 году по этому же вопросу писали руководству страны, однако положительного ответа мы не получили. Республиканские власти обещали нам выделить участок в черте Владикавказа под строительство шиитской мечети, но пока этого не произошло.

— Как вы считаете, почему вам отказали в возврате персидской шиитской мечети? Например, большой госпитальный корпус вернули РПЦ.

— Думаю, власти не хотят возвращать здание мечети, потому что шиитов мало в Осетии, в отличии от суннитов или православных.

— Где отправляют религиозные обряды персы-шииты, ведь единственная мечеть во Владикавказе суннитская?

— Я сам человек не религиозный. А так мусульмане-шииты в основном молятся в специально отведенном для верующих помещении при ресторане «Бакинский дворик». Помимо иранцев, там есть азербайджанцы и осетины. Есть свой имам, молодой парень — азербайджанец. А само объединение мусульман-шиитов Владикавказа возглавляет осетин Руслан Кусов. Суннитскую мечеть мы также посещаем, когда нас приглашают по большим религиозным праздникам. Приглашение принимаем, не отказываемся.

— Весной прошлого года в Центральном парке азербайджанская, таджикская и узбекская диаспоры отмечали «Новруз», но ваша диаспора почему-то не приняла участие в празднике. Разве вы не празднуете «Новруз»?

— Мы празднуем «Новруз», и к проведению праздника в прошлом году также готовились. Но в последний момент нам рекомендовали не участвовать в праздничных мероприятиях, ссылаясь на команду сверху.

— А можно подробнее — кто рекомендовал отказаться от участия в празднике?

— Детали этого я не хотел бы раскрывать. Но в 2018 году «Дом Дружбы» нас почему-то не пригласил ни на одно мероприятие. Даже на День города, как будто нет такого национально-культурного общества. Хотя в еще в 2017 году нас приглашали.

— А с чем это связано?

— Честно говоря, не знаю. Но общество самостоятельно осуществляет ряд проектов. Проводим различные акции совместно с благотворительным фондом «Рука помощи», помогаем нуждающимся. На праздник Победы 9 мая мы приобрели подарки ветеранам. В декабре 2017 года в музейно-выставочном комплексе Алагира была организована экспозиция произведений искусства Ирана. А при СОГУ действует иранский культурный центр, с которым мы поддерживаем тесные отношения. По инициативе данного центра в университете желающие изучают персидский язык. В рамках договора между вузами по обмену студентами в Иран ездят наши студенты, где совершенствуют знания языка.

— Осетины и иранцы имеют общие корни. Знают ли об этом в Иране и чувствуете ли вы здесь какое-то особое отношение к себе со стороны осетин?

— Чувствую. В любой компании всегда находится кто-то из осетин, который скажет о том, что наши народы являются родственными. Здесь в Осетии об этом знают практически все, но в Иране ситуация иная. Во Владикавказ на полгода приезжал ученый-лингвист из Ирана. Так он удивлялся, что здесь простые люди знают о родственных связях осетин и иранцев. В Иране, по его словам, об этом знают в основном представители научных кругов.

— А какие-то контакты с Ираном есть?

— Конечно. У многих членов общества в Иране родственники, в том числе и у меня. Причем, там родни больше, чем здесь. Думаем наладить с иранцами связи, уже не просто на уровне родственных, а в статусе иранского общества республики. У нас также в планах взаимодействовать с иранскими обществами, действующими в других регионах России.

— На ваш взгляд экономические, культурные взаимоотношения между Ираном и Северной Осетией достаточно развиты?

— Конечно, нет. Хотя в прошлом году сюда приезжал представитель посольства Ирана в России, был подписан договор о сотрудничестве. Тем не менее, не наблюдается ни торгово-промышленного, ни культурного взаимодействия. Я, например, ни одного иранского товара, кроме керосиновых ламп, здесь не вижу. Единственное, когда приезжал представитель посольства, в филармонии выступил оркестр из Ирана. Нет ни фестивалей совместных, ни спортивных мероприятий. Например, в Иране и в Осетии очень любят борьбу, можно было провести обменные матчевые встречи.

— Иранская молодежь стремится уехать из Осетии?

— К сожалению, такая тенденция наблюдается. Многие учатся в Москве, и я понимаю, что они обратно не вернутся, так как здесь нет работы. Обидно, конечно, но что делать.

P.S. На днях в Москве состоялась встреча полномочного представителя Северной Осетии при президенте РФ Бориса Джанаева и Посла Исламской Республики Иран в РФ Мехди Санаи. Странно, но говоря о тесных связях с Ираном, Борис Джанаев отметил, что «во Владикавказе жила большая община персов». Почему-то в прошедшем времени.

«Градус» готов предоставить возможность выразить свою точку зрения заинтересованным сторонам.

Материалы по теме:

Ирон и Иран

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
20.11.2019

Министр промышленности и транспорта рассказал, как ведомство может помочь заводам и народным мастерам

120 тысяч «кубов» нечистот для Терека

PRO взлеты и падения промышленности Осетии

Или управленческий трэш

12.11.2019

Разбираемся в категориях предпринимателей

09.11.2019

Новый сити-менеджер Владикавказа рассказал о миллиардном долге, ЖКХ и кафе на Набережной

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: