Матрица. Перезагрузка

14.03.2022 Gradus Pro

Готова ли экономика Осетии к большим деньгам «инвестиционных матриц»?

Вольница, при которой государство вливало деньги в регионы, заканчивается. Отеческая опека, которая на протяжении десятилетий позволяла регионам сидеть на шее Правительства РФ, и свесив ноги, капризничать и тянуть деньги из бюджета, подходит к концу. Сегодня это очевидно. Подан сигнал – работайте сами, в остальном поможем!

В результате последних событий, намечается ряд мероприятий, на которых главы регионов должны будут представить достоверные скорректированные программы развития, способные максимально снизить давление на федеральный бюджет и сделать регионы самодостаточными. Своих предложений, кроме «дайте больше денег, и мы ничего не украдем», у регионов, к сожалению, нет.

Возможно, я ошибаюсь. Но нет ни инвесторов, ни реальных стратегических инициатив. Очевидно, что и предложения существующих институтов развития, которые не сработали ни в «жирные» годы, ни в пандемический период, рассматриваться не будут.

Конечно, корпорацию ВЭБ ликвидировать, как ликвидировали ранее Минкавказ, не будут, но банк – это не институт развития, и консолидировать под ним институты развития было ошибкой. Ни одного значимого проекта по Северному Кавказу ВЭБ не представил. Собственно говоря, как и Минэкономразвития РФ, в котором нет ни специалистов по Кавказу, ни желания работать.

Все любят есть осетинские пироги, кабардинские хычины, дагестанскую икру, но мало кто может взять на себя ответственность за результат. Более сотни руководителей и заместителей федеральных структур посетили СКФО и что-то обещали. А что сделали?…

***

Разговоры и рассуждения о невозможности привлечения инвесторов, поборы и коррупция в этом секторе экономики, безусловно, уходят в небытие. Готова ли инфраструктура Северной Осетии к таким переменам?

Нет. Не готова. Есть две силы. Меняйло – с одной стороны. И группа «староалкогольных микроолигархов», которая активно противодействует процессам развития последние двадцать лет. Только ли «водка» может обеспечить развитие? Согласен, в то время –это был драйвер. Однако и сейчас вторая группа убеждена, что ветры перемен продуют, и чистый воздух с седых гор Кавказа накормит людей без развития промышленного производства, на которое была сделана ставка в 19-м веке, задолго до прихода и коммунистов и демократов.

«Дайте нам европейских партнеров, дайте немцев, американцев, французов»… Капризы, связанные только с одним – желанием прокатиться в «цивилизованный мир». Отказы от сотрудничества с Турцией, Ираном, Индией, Малайзией, Брунеем, Индонезией, Латинской Америкой, Африкой… Это история моих предложений по сотрудничеству.

Как «цивилизованный мир», обманувший наше правительство, и не реализовавший за три десятилетия ни одной программы по локализации производства всех компонентов: от электротехники до автопрома, сняв пенки, выходит из российских проектов, мы видим каждый день, а те, кто всегда были «за Россию», так и не смогли организовать у нас свое производство.

Предприятия РОСТЕХа, РЖД, горно-металлургического сектора отказываются от сотрудничества с Северной Осетией по одной только причине – принципиальной недоговороспособности руководства региональных министерств и низкой организационной дисциплины в республике. Если даже руководитель региона дает добро, министерства спускают все на тормозах.

Эта модель работы с региональными начальниками себя исчерпала. Только под жестким контролем со стороны ФСБ и Главы региона. Чиновники должны осознать, что есть законные интересы Российской Федерации, и их надо соблюдать и охранять. В этой сфере не может быть двойных стандартов.

Мы потратили не один год на то, чтобы убедить руководителей Минпромторга РФ, Минэка РФ, других структур о целесообразности интеграции в Россию передовых технологий, локализованных и адаптированных в странах БРИКС. Без успеха.

Почему мы это делали. Причина понятна, и уж где, как ни в СКФО, можно легко убедиться в том, что такие проекты, как строительство канатных дорог для обеспечения потребностей туристических кластеров, реализованы не будут.

И даже если канатки построят, их сразу остановят, по причине отказа сертифицировать их работу держателями технической документации и отсутствия расходных материалов и запчастей.

Производство рыбы, на которую так рассчитывают в РСО-А также под вопросом. Корма для рыборазведения и медикаменты  могут быть получены только из дружественного нам Евросоюза (отечественные приводят к заморам и болезням), который умудрился наложить санкции даже на Гергиева и Нетребко.

Собственно говоря, живописать на тему, кто виноват, можно долго.

***

А что делать? Ответ прост. Работать в одной команде. Команде Главы региона, который обладает всеми необходимыми качествами, административным ресурсом и авторитетом.

Привести в соответствие, оптимизировать оргструктуру управления инвестиционной деятельности, оперативно разработать и утвердить программу промышленного и инвестиционного развития, скорректированную с учетом последних событий, нереализованных договоренностей республики с регионами Сибирского соглашения, создать мощный информационный ресурс, делать ставку на молодежь.

На «Градусе» опубликовали много материалов с моими предложениями, дорожными картами, и нет необходимости их переписывать, все они размещены на сайте.

Здравый смысл, понимание проблем, предварительные договоренности, отработанная логистика и многое другое приведут к успеху. Надо работать. А работать на Кавказе умеют. Необходимо обеспечить достойный уровень зарплаты. И мы знаем как сделать так, чтобы работа на промышленных объектах республики стали престижной и доходной.

Я прогнозирую, что в ближайшее время, мы можем ожидать приток большого числа кавказской молодежи, в свое время осевшей в виде офисного планктона в Москве, Питере, Екатеринбурге, Краснодаре, которая будет массово возвращаться домой по причине сокращения «офисного бизнеса».

Страна начинает работать. Страна начинает возвращать свой утерянный технический и технологический потенциал. Кавказ – одно из мест, где возможен взрывной рост машиностроительного производства. Мы знаем, что это за машиностроительные проекты, знаем как их организовать, кто будет партнерами и помощниками. Знаем как ранжировать проекты по значимости и срокам.

Многие не верят и критикуют. Но своего не предлагают. Надеялись, что бесконечно будут доить эту священную корову, под названием «бюджет». К числу этих многих, я отношу большинство региональных, в том числе и североосетинских министров и чиновников.

К сожалению, та бацилла, которая распространилась в головах региональных чиновников, вводит их в состояние эйфории от удобного кресла и персонального автомобиля и не позволяет им принимать креативные решения, не может быть удалена ни прививками, ни лечением. От них надо просто избавляться.

Что сделано промышленно-экономическим блоком республики за последний год? Сколько создано рабочих мест? Сколько инвестиционных проектов реализовано? Как отрабатывают поручения главы, его договоренности с регионами, министерствами, агентствами и т.д.?

Конечно, нам покажут какие-нибудь бумажки и проекты, выходящие за горизонт трех-пяти лет. Но реализованы они не будут.

Предлагаю не ломать копья, а объединить усилия и доказать способность РСО-А стать ядром инвестиционной матрицы в СКФО, в течение полугода запустить три-четыре инвестиционных конвейера. Собственно говоря, у нас есть понимание по организации и наполнению более тридцати таких конвейеров, но для начала, предлагаю следующие инвестиционные конвейеры:

  1. СКФО-СибФО — Владикавказ – регионы Сибирского соглашения ( ХМАО — Новосибирск – Томск – Кемерово).
  2. ЦФО-СКФО Великий Новгород – Калуга – Владикавказ.
  3. ЦФО – СКФО Смоленск – Владикавказ.
  4. СКФО – ДФО Владикавказ – регионы Сибирского соглашения (Томск – Омск)-Хабаровск — Владивосток.
  5. СКФО – СКФО Владикавказ- Грозный – Махачкала.
  6. Иран – СКФО.

Это более 30 000 рабочих мест. Мы неоднократно рассказывали про то, как работает инвестиционная матрица, состоящая из инвестиционных конвейеров и лифтов, но считаю необходимым еще раз, в упрощенной форме напомнить, как она может работать в Северной Осетии и почему мы выбрали ее в качестве одного из основных регионов в СКФО.

Инвестиционная матрица является развитием нашей модели привлечения инвестиций на основе офсетных договоров, которые могут успешно работать только в крупных агломерациях, типа московской и питерской. Офсетная модель предусматривает привлечение инвесторов под долгосрочные договоры с субъектами федерации, которые гарантируют инвестору потребление результатов инвестиционной деятельности на своих территориях. Небольшие регионы, тем более, депрессивные, которых у нас большинство, такие условия инвесторам гарантировать не могут. Поэтому возникла необходимость обеспечить рынки за счет объединения нескольких регионов, заинтересованных в объединении своих потенциалов: административных, кадровых, технологических, научных, образовательных и т.д.

В матрице есть регионы-локомотивы, к которым мы хотим отнести и Осетию, которые являются носителями основных компетенций, и в которых расположены, или будут располагаться основные производства и сбытовые компании.

Фактически, матрица – это большой завод, с разнесенными в разные регионы производственными площадками-цехами, объединенными в единую технологическую цепочку, как производители сырья, материалов и полуфабрикатов. Не буду подробно останавливаться на вопросах что, где и кто будет участвовать – коммерческая тайна, но раз уж я обозначил несколько конвейеров, которые мы могли бы привязать к Осетии, приведу пример, из которого все станет понятно.

Электросветотехнический конвейер Великий Новгород – Смоленск – Саранск – Владикавказ- Дагестанские Огни – Новосибирск-Томск. Начальная и конечные точки конвейеров – крупнейшие образовательные центры России, в которых создаются мощные электронные кластеры на базе предприятий «РОСТЕХа» и концерна «Алмаз-Антей». Саранск – наука и место производства светодиодной продукции. Смоленск – место расположения инвестора и крупнейшего производителя светотехники. И так далее. У каждого региона есть свои ключевые компетенции. Емкость конвейера по кадровой потребности – 7000-10000 человек. Выручка участников, по нашим оценкам, составит 20 млрд рублей в год. Пятая часть может быть за Владикавказом.

Мы не будем продвигать экзотические проекты. Наша цель на первом этапе – продукция бюджетного потребления, решения для ЖКХ, строительства. Создание рабочих мест для таких обделенных групп, как молодежь, инвалиды.

Также мы не разделяем пессимизм скептиков, что нет инвесторов. Инвесторы есть и будут. Только вот работать с ними надо совершенно по другому, а не так, как это сейчас организовано.

Тимур Хубаев, вице-президент Ассоциации «Шесть Сигм»

Материалы по теме:

Шесть шагов вперед

Инвестиции в обмен на рынки

Осетинский сюрприз

На «Заре» справедливости

СТАТЬИ

Зимний отдых россиян в Горной Дигории оказался под угрозой срыва

История одного невыполненного обещания Сергея Меняйло

02.09.2022

Министр здравоохранения Северной Осетии назвал причины гибели восьми рожениц в прошлом году

17.08.2022

Уголовное дело о мошенничестве бывшего главврача онкодиспансера дошло до суда

08.08.2022

«Партия дела» обжалует в суде решение ЦИК Северной Осетии об отказе в регистрации на парламентских выборах

25.07.2022

Русланбек Икаев назначен на должность заместителя председателя правительства Северной Осетии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: