Борщ или стройка?

Пока мы увлеченно считали стоимость «борщевого набора», резко подорожали стройматериалы

Если бросаются в глаза работающие башенные краны, значит, регион развивается. Соответственно, чем больше активно действующих кранов, тем интенсивней темпы развития. Но, увы, в каждом позитиве всегда есть доля негатива, а потому и отдает большой тревогой информация о том, что в Северной Осетии срывается график строительства объектов по национальным проектам. За успешность и своевременность реализации которых, к слову, напрямую отвечают главы регионов.

До конца года рукой подать, но до обидного мало новых объектов. Безусловно, по каждому факту срыва графика будет стандартный «разбор полетов», но сумеет ли он ликвидировать главную причину, которая заключается в недостаточном количестве рабочих на объектах?

Так что же произошло, и почему на «линии», как говорят строители, нехватка рабочих рук? Когда речь идет о пусковых объектах, то впору утверждать о том, что нынешняя система мобилизации сил и ресурсов не чета той, советской.

Тогда тревожный сигнал о том, что срываются сроки строительства детского сада, школы или поликлиники быстро проходил по классической вертикали власти: обком-горком-райком-директор-прораб–мастер.

Сроки сдачи пускового объекта неизменно «привязывались» к красным датам календаря, и это приводило к тому, что трубки стационарных телефонов становились красными, в прокуренных бытовках царил мат-перемат, и на объект наваливались всей своей мощью. Пусть со скрипом и скрежетом, с печально известными недоделками и «дефектными ведомостями», но все же эта система работала и давала результат, подчеркивая тем самым существование в республике строительного комплекса и его непоколебимость.

***

Сегодня строительный комплекс, как таковой, в полном понимании этого термина, напрочь отсутствует, и вместо него есть лишь набор организаций, просто занятых в строительстве объектов.

Действительно все очень просто — если объект строится за бюджетные деньги, то о своем существовании указанные организации заявляют в период проведения тендеров. А если целиком и полностью в строительство коммерческого жилья вкладываются частные деньги или средства участников долевого строительства, то и сам тендер теряет смысл.

И живут эти организации от подряда до подряда, с рассвета и до заката с учетом сезонности строительства, и с оглядкой на дату, проставленную в контракте, что родился по итогам тендера.

Принцип — простой: лишние звенья в цепи управления отсутствуют, нет громоздкой структуры, и очень мало бюрократии.

Казалось бы, есть повод для радости, однако, радоваться преждевременно и совершенно неуместно по той причине, что напрочь «вымыт» человеческий фактор. Штатное расписание подавляющего количества организаций, занятых в строительном бизнесе, представлено административно-управленческим аппаратом, а списочный состав рабочих, как правило, отсутствует, и появляется лишь после выхода на строительную площадку в виде многочисленных суб-суб-подрядчиков с десантами гастарбайтеров.

«Вкусная» такая свобода, именно поэтому свободны мы и от того, чтобы понять — поправляет ли в санатории свое пошатнувшееся здоровье квалифицированный каменщик или машинист башенного крана? Кто заботится о нынешнем здоровье истинных созидателей и способен предсказать, какая сумма пенсии уготована человеку, который работает на «семи ветрах»?

В строительство государственных и частных объектов инвестируются миллиарды рублей, но до сих пор остается загадкой — какие отчисления от отрасли производятся в налоговую, пенсионный фонд, фонды медицинского и социального страхования – исчерпывающих сведений до обидного мало.

Согласно официальной статистике, в Северной Осетии самая низкая цена в новостройках около 41-42 тысяч рублей за квадратный метр, но при этом средняя заработная плата в строительстве официально немногим более 22 тысяч рублей.

Таким образом, строитель почти за два месяца зарабатывает на один квадрат — куда это годится? Понятно, что в рыночной цене ошибки нет, значит есть ошибка в статистике, но инкриминировать ее некому. А если по жизни, и как говорится, «по чесноку», то вряд ли, какой плотной-бетонщик согласится за эти деньги выйти на линию, даже по схеме 5+2.

Сколько кирпичей может за день уложить квалифицированный каменщик, если ведется стандартная кладка в полтора кирпича, и у него не менее квалифицированный и хваткий подсобник? Опять-таки в среднем, за восьмичасовой день, он уложит 400 кирпичей или один кубометр, а при расчете на световой день, и вовсе пятьсот. Стахановские темпы, а это три «куба» в день, рассматривать не стоит ввиду того, что на следующий день мастерок в руках каменщика будет больше напоминать маятник Фуко.

За месяц, то есть 22 рабочих дня, профессионал способен уложить 9-10 тысяч штук кирпичей, максимум 25 «кубов». При сложившейся цене на рынке указанное количество исходного материала стоит от 65 до 70 тысяч рублей, и это без учета обязательного раствора.

Памятуя о другом практикующемся стандарте, согласно которому стоимость материала должна быть на уровне зарплаты, получается, что каменщик должен за месяц получить чистыми 40-45 тысяч рублей, а подсобник от 20 до 25 тысяч рублей.

Но ни 40, ни 45 тысяч в официальных отчетах наблюдать пока, к сожалению, не приходилось.

Приходится довольствовать тем, что официально строитель, как главный человек, формирующий среднюю зарплату по региону, получает меньшей той самой средней зарплаты по региону. И это не парадокс, а форменное безобразие, которое постепенно приблизило к почти кадровому коллапсу. А он фактически наступил, и причем совершенно нежданно, и виной тому в определенный степени рост цен на все материалы, используемые в строительстве, начиная с электродов и кончая краской.

Понятно, что ситуацию со срывом графиков и нехваткой рабочих рук, которым нужно достойно платить, можно выправить за счет дополнительного финансирования, необходимого для строительства всегда нужных больниц, поликлиник, детских садов и спортплощадок. Но вся беда в том, что смета – это не бровь девушки-красавицы, которую можно увеличить в объеме.

Финансовых средства, предназначенные к освоению в 2021 году закладывались, как минимум, два года назад, когда никто и не ведал, что в нашу жизнь вторгнется «ковид», и все, что он с собой принесет.

***

Есть ли выход из ситуации, за исключение дополнительных денег в строительстве на региональном уровне? Почти, нет, и просматривается он с превеликим трудом.

Никто не ставил перед собой цель, чтобы Северная Осетия стала лидером или же крупным держателем песчано-гравийных смесей в российских масштабах – месторождения у нас есть, но это вовсе не значит, что нужно их вычерпать без остатка для последующих поколений.

О приличных объемах своего строительного леса мечтать не приходится опять же по вышеупомянутой причине, и по суровой реальных – объем скальных пород в республике намного больше объема лесных пород.

Свой цемент, дешевый и качественный, без затрат на транспортировки — фактически вещь нереальная. Сегодня можно лишь мимолетом вспомнить о том, что когда-то на окраине Алагира под звуки фанфар заложили первый камень в основание цементного завода. Заложили и забыли.

Что касается металла для строительства, то после кончины «Электроцинка» на этой теме можно ставить большой жирный крест – там, где начинается нагрев и появляется высокая температура плавки, сразу растет градус экологического недовольства.

В плане снижения себестоимости строительства лишь один инвестиционный проект кирпичного завода, предложенный словенской фирмой, но до первых колышков, дело пока еще дошло. Дойдет, наверное, но чуть позже.

И все же оглядываясь назад, а это нужно делать всегда по занавес уходящего года, становится искренне жаль потерянного времени. Плохо, что в прошедший летний период, а это пик строительного сезона, отчего-то все навалились на стоимость «борщового набора», и регионы соревновались в том, у кого дешевле морковка, лук, свекла и картофель. А влияние строительной отрасли на экономику многократно выше борща: по оценкам экспертов, с начала 2021 года стройматериалы подорожали в 1,5–3 раза, соответственно, увеличится и себестоимость строительства.

СТАТЬИ

История одного невыполненного обещания Сергея Меняйло

02.09.2022

Министр здравоохранения Северной Осетии назвал причины гибели восьми рожениц в прошлом году

17.08.2022

Уголовное дело о мошенничестве бывшего главврача онкодиспансера дошло до суда

08.08.2022

«Партия дела» обжалует в суде решение ЦИК Северной Осетии об отказе в регистрации на парламентских выборах

25.07.2022

Русланбек Икаев назначен на должность заместителя председателя правительства Северной Осетии

12.07.2022

Как в Бурятии и Осетии возрождают войлоковаляние

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: