Держи карман шире

Субсидии льготников на оплату ЖКХ начнут перечислять напрямую коммунальщикам: чем плох новый законопроект

Почти незамеченным остался федеральный законопроект, меняющий схему предоставления субсидий на оплату жилищно-коммунальных услуг.

Замысел в том, чтобы субсидии, которые ранее направлялись малоимущим гражданам для расчетов с поставщиками услуг и ресурсов, теперь будут направляться напрямую поставщикам.

Данная новация, которая поддержана депутатами Северной Осетии, еще раз подтверждает то, что революций в ЖКХ у нас не предвидится. Так сложилось в последнее время, что любое нормотворчество в этой области касается чего угодно, только не нормативов и тарифов. Этакие два столпа высятся над всей системой ЖКХ, точнее, это два столба с одинаковыми упреждающими и однозначными по сути табличками — «Не влезай-убьет!».

За последние десять лет наблюдается свистопляска с мировыми ценами на нефть, газ и цветные металлы, а нормативы вместе с тарифами медленно и верно ползут вверх, цинично затягивая удавку на и без того слабой шее потребителей.

Крайне любопытно понять, как же будет воплощаться в жизнь данная инициатива – все ли учли ее авторы, и не оторвались ли они от действительности?

К примеру, причитается малоимущей семье 2000 рублей в качестве субсидии на оплату ЖКХ-услуг, и как будет приниматься решение о перечислении указанных средств их поставщику или поставщикам, и каким образом определить приоритетность перечисления бюджетных средств напрямую?  

Если речь идет о многоквартирном девятиэтажном доме, в котором проживает семья, получающая субсидии, это восемь услуг – газ, вода, электричество, тепло, мусор, лифт, техническое обслуживание жилого фонда и капитальный ремонт общего имущества. Безусловно, решение данного вопроса в компетенции чиновника из социального ведомства, и для него это не просто дополнительная нагрузка, а очень серьезная мера ответственности.

Каким критерием он должен руководствоваться, чтобы четко и безошибочно все распределить, и сначала перечислить часть средств газовикам, потом электрикам, а затем и остальным поставщикам ресурсов и исполнителям услуг?  

А если малоимущая семья задолжала всем восьми поставщикам, что, чаще всего имеет место быть, то видимо, придется делать, как в той поговорке – «всем сестрам по серьгам», но от этого задолженность точно не исчезнет.

В одном месте она может и упадет, но в другом, в обязательном порядке вырастет, и получится принцип сообщающихся сосудов, известный из школьного учебника физики.

Существует техническая сторона процесса – у чиновника, намеренного напрямую перечислять деньги поставщикам услуг, должна быть широчайшая база данных, способная охватывать не один десяток малоимущих жителей республики, а это опять значительные организационно-технические и финансовые расходы без обозначения их источников. Но это лишь на поверхности, а где гарантия, что наши монополисты горят желанием передать такие данные? Монополисты, как правило, являются единоличными держателями ресурсов и информации о том, кто и сколько им должен — иначе они не оправдывают свое предназначение.

Есть еще и иной аспект, непосредственно связанный с законодательством о защите персональных данных. Житель республики, лишившейся из-за пандемии работы, не способен погасить долг за тепло – он согласен с тем, что о его ситуации прекрасно знают во «Владикавказских тепловых сетях», но в то же время он категорически против, чтобы такой информацией располагал чиновник, которому вменили в обязанность напрямую перечислять бюджетные деньги нашим теплосетям. Понятий собственной гордости и собственного реноме еще никто не отменял.

Поэтому заявленная эффективность новой системы прямого перечисления средств коммунальным предприятиям вызывает отнюдь не чувство оптимизма, а приличную тревогу.

Безусловно, реализация такой идеи– это не локальная, северо-осетинская или северо-кавказская повестка, а самая настоящая федеральная. По большому счету, нужно всему населению страны гасить задолженность перед поставщиками ресурсов, и если гражданин пока еще не признан малоимущим, то это не означает, что он таковым не будет в обозримой перспективе.  

Ведь в этом мире все временно, и даже относительная сытость и безбедность, и неровен час, что ради глобальной цели погашения долгов перед предприятиями ЖКХ, как бы не пришлось главную кубышку под названием ФНБ (Фонд национального благосостояния) открывать. А в этом фонде немалую часть финансовых средств составляют доходы от нефтегазового комплекса, и это на фоне того, что газовики в селе злостного, по их градации, неплательщика от магистральной трубы отключают. А сельчан вовсе не злостный, он озлобленный из-за низкой отдачи от личного подворья, не дающей свести концы с концами – разве такого не может быть?

И все же в предложенной инициативе больше всего умиляет одна вещь, которая присутствует в комментариях – а именно то, что новая система предоставления субсидий напрочь исключает факт их нецелевого использования.

Вот оно в чем дело! Благая задача, но между строк и с оглядкой на суровое бытие получается так – дали малоимущей семье две тысячи рублей в качестве субсидии, и вместо того, чтобы оплатить долг за газ, семья покупает конфеты и печенья детям, на которые, к великому сожалению, денег часто не хватает. Все дети любят сладкое, и в этом заключается смысл жизни на ее ранних этапах, когда для малышей, независимо от финансового состояния их родителей, все деревья большие и небо только голубое.

А если на указанную субсидию чета пенсионеров приобретает жизненно важные лекарства, которые в цене почему-то выросли, как «на ковидных дрожжах», то можно ли это назвать «нецелевкой»? Конечно, можно, но исключительно с точки зрения закона, но, тогда как быть с совестью, и с тем, что называется человеческим состраданием к нашим старшим?

Ведь общество и институты власти должны их защищать, но время показывает, что грань между законом и совестью провести фактически невозможно – уж слишком она зыбкая, и слишком многое здесь переплетается.

И в этой связи вызывает недоумение тот факт, что пока законодатели не могут однозначно сказать — можно ли с пенсии, которая является единственным источником дохода, и, к примеру, перечисляется на карточку, удерживать пару-тройку тысяч в качестве оплаты задолженности за потребленные коммунресурсы, и все это, согласно решению суда?

И это далеко не частный, единичный случай – их много, и, несмотря на солнечную погоду за окном, они будут нарастать, как снежный ком.

Пандемия в определенной степени привела к временной «заморозке» непростых взаимоотношений между потребителями услуг и их поставщиками. Предприятия ЖКХ, которые подбили свой неутешительный баланс 2020 года, в любом случае, как и до пандемии, так и после нее, будут активно действовать через суды, идти по проверенному методу формирования судебных приказов о взимании задолженности. Иного варианта просто нет.

Можно долго и красиво, обстоятельно и со знанием дела рассуждать о цифровой экономике, но ее окончательное воплощение потребует не одного года, а возможно, не одного десятка лет, а житьто нужно сегодня. Жить и понимать, что на предприятиях ЖКХ работают такие же люди, у которых семьи, кредиты и многое другое, которое приобрело образ несбыточных желаний.

Когда говорят о всесилии и всезнайстве интернета, это не более чем успокоительные заявления тех, кто в нем «сидит», и кто в этой глобальной сети разбирается, а как можно, кроме сердечных капель, успокоить вышеупомянутых пенсионеров, которые получат по почте судебный приказ о взыскании долга за техобслуживание жилого фонда?

Смогут ли они найти в интернете образец возражения на судебный приказ, «скачать» его, безошибочно заполнить данный важный документ, самостоятельно отправить, а желательно, в течении десяти дней отнести в суд, зарегистрировать у секретаря или помощника судьи? Вероятность, прямо скажем, невысокая, и процент способно поднять только младшее поколение из числа близких или отзывчивых соседей.

Но если поставщик, который не хочет хоронить свой коммунальный бизнес, пойдет дальше, и встанет на «тропу судебных исков», положение дел явно изменится, и не в пользу потребителей. Проигрыш вполне очевиден, и все потому что квалифицированные юристы есть у истцов-монополистов, а у ответчиков-потребителей таковых нет — вся поддержка только на словах от знакомых и соседей, и в редких постах в социальных сетях. А если завтра, Инстаграм вместе с Фейсбуком отключат, то и вся поддержка исчезнет по мановению одного клика, как ненужный файл с рабочего стола.  

Вот и получается трудноразрешимая ситуация, и она таковой становится только потому, что нет решимости ее решать! Одним словом, как выражается нынешняя молодежь, это «жесть», на которую инициатива об изменении схемы предоставления субсидий на оплату услуг никоим образом не повлияет.

Жаль, что по-прежнему, при решении проблем, накопившихся в сфере ЖКХ, до удивления живуча привычка «бить по хвостам», и эта привычка постепенно обретает статус эстафетной палочки.

И опять нам, ее передавать далекой пока от коммунальных забот молодежи: дескать, вот вам флаг, точнее, «жесть» в руки, и вперед?

Впрочем, можно надеяться, что кривая куда-нибудь да вывезет, и реформа ЖКХ к чему-нибудь хорошему обязательно приведет. Пока привела в основном к долгам, взаимным претензиям и постепенно повышающемуся градусу недовольства качеством услуг. Жестко и надолго – короче говоря, «жесть».

СТАТЬИ

В 2011 году Альберт Дигоев побывал в мэрии на слушаниях по проблемам общественного транспорта, за 10 лет практически ничего не изменилось

24.11.2021

Верховный Суд отменил решение о сносе ресторана «Дендрариум»

16.11.2021

Красивая картинка, к сожалению, не владикавказская. Нам о таком остается только мечтать

04.11.2021

Врачи предупредили главу Северной Осетии о коронавирусной катастрофе

27.10.2021

Из Северной Осетии Путину пожаловались на отсутствие лекарств для онкобольных

PRO прошлое, настоящее и туманное будущее архитектурных антидостопримечательностей Владикавказа

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: